Глядя на то, сколько раз выражения "кибервойна" (cyber war) и "боевые
действия в киберпространстве" (cyber warfare) появляются в средствах
массовой информации, кто-то может подумать что лица, ответственные за принятие
решений, уже имеют для них подходящее определение.

Однако эксперты, выступавшие перед участниками конференции по вопросам боевых
действий в киберпространстве, проведением которой занимался Совместный центр
киберзащиты (CCD COE)
, считают, что определить смысл понятия "кибервойна"
очень сложно. По словам Микко Хиппонена из F-Secure, нынешние кибератаки носят
либо отраженный характер (то есть повторяют конфликты в реальном мире), либо
осуществляются для шпионажа. Случаи настоящих кибервойн, по его словам, крайне
редки. Эксперт подчеркивает, что практические усилия специалистов направлены не
на противодействие кибервойнам, а на борьбу с киберпреступностью, а когда речь
заходит о боевых действиях в киберпространстве, возникает неразбериха.

Даже после проведенных в 2007 году кибератак на две бывших советских
республики Эстонию и Грузию, должностные лица и эксперты в области технологий до
сих пор расходятся в оценке степени соответствия тех нападений понятию "кибервойна".
Впрочем, у эстонского правительства мнение на этот счет вполне определенное –
так, советник Министерства обороны Эстонии указывает на то, что политическая
мотивация имеет здесь определяющее значение. Он отметил общую убежденность в
том, что кибератаками занимаются лишь хулиганы и преступные элементы, заметив
при этом, что за последнюю пару лет мир стал свидетелем нападений, имеющих
выраженный политический подтекст.

С другой стороны, Амир Шарма из Министерства обороны Индии считает, что
боевые действия в киберпространстве следует определять не по способу ведения, а
по последствиям, и разрабатывать для них доктрину, подобную стратегии ядерного
сдерживания.

Учитывая вышесказанное, не вызывает удивления тот факт, что в CCD COE
намерены разработать свод необходимых определений как можно быстрее.



Оставить мнение