История программиста Сергея Алейникова получила продолжение. Бывший высокопоставленный ИТ-специалист инвестиционного банка Goldman Sachs был в 2010 году осуждён на восемь лет тюремного заключения за «кражу» у Goldman Sachs исходных кодов программного обеспечения для высокочастотного трейдинга, которое сам же и разработал. Через год апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, признал арест незаконным, отверг представленные улики и освободил Сергея из-под стражи.

История на этом не закончилась. Сейчас адвокаты Алейникова подали в суд на агентов ФБР, которые вели расследование. Есть основания полагать, что Goldman Sachs использовала агентов ФБР в своих целях, чтобы запрятать за решётку бывшего сотрудника. Как сказано в исковом заявлении, Goldman Sachs «использовала американскую систему правосудия как собственный частный карательный орган».

Советский программист эмигрировал в США в 1991 году, сделал карьеру, женился на местной красавице, которая родила троих детей (хотя и бросила мужа сразу после ареста), построил огромный дом по собственному проекту и зарабатывал миллион долларов в месяц на Уолл-стрит (правда, деньги и дом тоже ушли к жене после ареста Сергея).

Всё дело Алейникова изначально было шито белыми нитками. Формально, ему вменили в вину то, что он скопировал со служебного компьютера 8 мегабайт исходного кода после ухода из Goldman Sachs на более высокооплачиваемую работу в хэдж-фонд Миши Малышева. Это был код, над которым Сергей работал во время своей трудовой деятельности в Goldman Sachs. Он занимался оптимизацией инфраструктуры компании, уменьшением задержек в транзакциях. За пару лет в Goldman Sachs Сергей заработал репутацию одного из лучших специалистов в своей области.

Что интересно, его совершенно не волновал собственно сам трейдинг. В «украденном» коде не было программ-роботов и алгоритмов высокочастотной торговли (так называемых «стратегий»), хотя именно это считается наиболее ценным элементом программной системы любого высокочастотного трейдера. Сергей Алейников не верил в эту «чепуху», как он говорит. Он считал трейдинг чем-то вроде азартной игры для взрослых людей и не интересовался торговыми стратегиями. Для него работа была техническим вызовом. Он получал удовольствие от оптимизации программного кода и инфраструктуры, чтобы еще на миллисекунду уменьшить пинг между серверами Goldman Sachs и биржей NASDAQ.

«Сворованные» 8 мегабайт — это своеобразный «дневник» работы Алейникова, все то важное, что он сделал за прошлые годы. Ирония в том, что на новом месте работы эти записи вряд ли ему бы пригодились, потому что там нужно было создавать систему с нуля. За месяц между «воровством» и арестом Сергей ни разу не зашел на «сервер в Германии», куда скопировал свой код. «Сервер в Германии», который цитируется в обвинительном заключении, — это просто размещение сайта, который выскочил первым в Google по запросу “Free Subversion Repository”, говорит Сергей, он сам даже не знал, в какой стране размещается сервер.

Алейников был одним из немногих людей в Goldman Sachs, который имел права администратора в системе, и если бы он действительно хотел незаметно скопировать чужой код, то сделал бы это более скрытно.

В лучших традициях «хакерского сумасшествия» властей уликой против Сергея стало то, что после копирования своего кода в репозиторий он (о, ужас!) стёр историю команд в bash.

В суде Сергей Алейников так и не смог объяснить судьям, зачем ему понадобилось копировать свой код на удаленный сервер в Германии. Он объяснял, что большая часть этого кода — open source программы, которые он модифицировал. Начальство ранее дало понять, что после модификации open source программа становится собственностью Goldman Sachs, как и всё остальное, что размещается на серверах Goldman Sachs.

К счастью, в конце концов разум всё-таки возобладал, и апелляционный суд принял справедливое решение. Сергея Алейникова оправдали. Теперь ФБР придётся ответить за нанесённый ущерб. Это потерянная работа с зарплатой $1 млн в год, потерянные накопления, возможность работать программистом и нарушение права Алейникова перенести принадлежащую ему собственность к новому работодателю.



25 комментариев

  1. http://bo0om.ru/

    16.02.2015 at 18:10

  2. 16.02.2015 at 19:22

    >>Начальство ранее дало понять, что после модификации open source программа становится собственностью Goldman Sachs

    Ага, щаз вот сразу прям. А под какой лицензией распространялись изначально эти программы? От этого уже и зависит, какие они там условия касательно этих программ диктовать могут.

    • 16.02.2015 at 23:41

      А они могут сказать «мы тебе платили не за использование опегсорса, любой код, тобой написанный — собственность банка, а если ты дописал опнсорс проект — значит ты украл у банка , так как эта работа оплачивалась банком «.

      • 19.02.2015 at 20:41

        Согласен. От вида лицензии (хоть и свободной) зависит многое, в том числе что они могли, а что нет.
        Они же разные, эти лицензии.

    • 24.02.2015 at 10:02

      Без разницы. Если модифицированный код не распространялся, а так и было, то GPL не вступает в действие. Кроме того в любом случае, код написанный самим программистом является его собственностью, либо по договору — собственностью компании. Так что GS тут были правы абсолютно. Он писал код, но GS платила за этот код и тем самым она купила этот код и теперь этот код/патчи собственность GS.

      Так что ситуация спорная, не зная подробностей тут нельзя сказать кто козёл.

  3. 16.02.2015 at 19:28

    Не жалко, код был не его собственностью, он не мог этого не знать

  4. 16.02.2015 at 20:43

    все правильно. код, собственность фирмы, в которой он работал. это вам не совок, где с работы домой тырят, что плохо лежит!

    • 16.02.2015 at 22:00

      Все несколько сложнее. Сильно зависит от лицензии, под которой был выпущен код, который использовал программист. В противном случае саму фирму можно обвинить в нарушении лицензии и компьютерном пиратстве.

      • 16.02.2015 at 22:01

        В смысле, если лицензия требует сохранения статуса кода, полученного в результате модификации исходного, то любые попытки объявить модифицированный код чьей-то собственностью являются компьютерным пиратством.

        • 17.02.2015 at 06:40

          >являются компьютерным пиратством
          Не пиратством, а плагиатом. Пираты как раз ничего себе не присваивают, а наоборот раздают другим.

  5. 17.02.2015 at 08:01

    >бросила мужа сразу после ареста
    я думал это только в американских фильмах так, (американские бабы по пользуются сначало мужиком, а в случае с проблемами сразу бросают и дом,деньги,детей с собой уносят)

    • 17.02.2015 at 09:44

      Как будто в других странах иначе. Одно дело — муж-миллионер, а совсем другое — муж-зэк.

    • 17.02.2015 at 16:34

      Вовсе не исключено, что развелись намеренно, чтобы защитить часть имущества на случай конфискации.

      • 22.02.2015 at 00:58

        Поверь, это не про американок! Только наши русские или украинки могут понять что нужно делать чтобы сохранить монету — она съеб..лась из за того что он нарушил закон …

  6. 17.02.2015 at 10:11

    Мне вот интересно: всё то время, пока нашего программиста там сажали, делала ли власть этой страны хоть что-нибудь, чтобы помочь ему?

  7. 22.02.2015 at 04:20

    Внимательно нужно читать контракт. Если он подписался под тем, что его разработки принадлежат компании, то наказание справедливо. Поидее, даже если он повторно напишет такой же код, если он уже запатентован/защищен компанией, еще и на него в суд подать могут. Код оптимизации банковских микротранзакций, да эще и наверняка с конфиденциальной информацией — это не «Hello World» все-таки. В Америке очень жестко с авторскими правами, и их передачей.

  8. 22.02.2015 at 04:24

    Мда, если ты зарабатываешь миллион зелени в год, надо тебе тот гребаный код? Ну чего не хватало-то?

  9. 23.02.2015 at 15:03

    В начале статьи написано, что он зарабатывал миллион долларов в месяц, а в конце статьи написано, что он из-за ареста потерял работу на миллион долларов в год. Неувязочка получается.

  10. 10.03.2015 at 07:54

    Наивный как ребёнок… «зарабатывал миллион долларов в месяц»
    и считал весь этот трейдинг детскими глупостями… когда за чем-то стоят большие деньги — это уже перестает быть глупостями… и надо было б посерьезнее распознать реакцию руководства… совсем расслабились уже что живут в расчудесной стране… хотя сам факт что его освободили да еще и на ФБР подал это УЖЕ большое демократическое достижении… в РФ как и во многих африканских странах такое невозможно.

Оставить мнение