Самой большой новостью мира open source в 2010 году стало то, что он стал
почти незаметным. Не то чтобы перестали появляться новости об отрытом коде.
Наоборот. В 2007, 2008 и 2009 годах количество анонсов в Google News по теме "open
source" оставалось практически неизменным.

В 2010 году количество материалов увеличилось почти вдвое, но новости были
уже совсем другие. Вместо рассказов о каком-нибудь "инновационном стартапе",
внедряющем открытый код в захватывающий мир управления счетами, в 2010 году мы
увидели, что опенсорс пронизывает все сферы программного обеспечения, что
наиболее заметно по стратегиям таких веб-гигантов, как FaceBook и Google.

Для подобных компаний открытый исходный код не был бизнес-моделью в целом.
Вместо этого он стал незаменимой частью многих бизнес-моделей, каждая из которых
старалась использовать элементы открытого ПО для продвижения форм закрытого.
2010 год стал годом, в который опенсорс, раньше бывший неким конкурентоспособным
преимуществом для вендоров, стал стандартом рабочего процесса для всех… даже
для Microsoft (хоть и в меньшей степени).

Поэтому в 2010 году было, например, множество сообщений о таких
представителях NoSQL как Cassandra и MongoDB, но не из-за компаний, пытающихся
на них заработать (Riptano и 10gen соответственно), а скорее из-за великолепных
веб-приложений, разработанных с их помощью.

Новые веб-приложения, в основном разработанные с помощью таких open source
технологий как Hadoop и Lucene, перевернули принципы операционных систем с ног
на голову. Или, как

говорит Тим Орейли
, теперь операционная система — это вся сеть.

Да, Red Hat продолжила ставить новые рекорды прибыли и на биржах в 2010 году,
превращая бизнес на операционной системе старой школы в золото, борясь с VMWare
и успешно конкурируя с Microsoft. Но весь остальной мир двинулся в онлайн вместе
с новыми стандартами для приложений — SaaS и облачными технологиями.

И где же эти приложения используются? На огромном количестве мобильных
телефонов, работающих на базе
ОС с открытым кодом.

Для получения мирового господства за счет поддержки гиков, Google придумал
две своих ОС — Android и Chrome OS. И не смотря на то, что Chrome OS так и не
увидела свет в 2010, вопреки заверениям, что она выйдет поздней осенью, Android
разом покрыл все её задержки — как твиттит Энди Рубин из Google: "Каждый
день активируют более 300 000 телефонов на базе Android
".

Это чертовски много телефонов для операционной системы с открытым кодом. Даже
больше, чем поставляет Apple.

Apple, конечно же, не оставил распространение открытых программ незамеченным,
и подал иск против Google Android через его лицензиата, HTC. Чтобы не отстать,
Microsoft и Oracle тоже подали иски к Google. Единственная компания, которая
ничего не сделала —  это Research In Motion. Добрые канадцы.

Все это было долгим рассказом о том, что не смотря на то, что опенсорс стал
незаменимой частью разработки ПО, он не отменил существования проприетарного ПО.
И на самом деле разработка многих, если не большей части, программ с открытым
кодом, оплачивается как раз из прибыли от закрытого ПО.

Конечно, не для всех открытый код сработал удачно.

Novell чуть не плакал, когда
его выкупила Attachmate
после месяцев спекуляций на том, что VMWare может взять и купить его SUSE Linux.
На это, конечно, были шансы, но гораздо более важным является вопрос какие
именно патенты Novell продал Microsoft. Novell утверждает, что сохранил права на
Unix, но детали этого не подтверждают.

Microsoft, в это же время, выдвинула иск в попытках остановить прорыв
Android. И в этом заключалась почти вся ее деятельность, связанная с открытым
кодом в 2010. На самом деле, у Microsoft была замечательная возможность принять
open source — когда
взломали
технологию Kinect
, но первой же реакцией компании стало заявление, что она
"продолжит тесное сотрудничество с правоохранительными органами и группами по
обеспечению безопасности для сохранения Kinect защищенным от взлома".

Старые привычки долго живут в Редмонде.

Спустя полторы недели Microsoft одумалась и сказала, что "совершенно не
против использования любителями" гибких возможностей Kinect. Для компании,
которая с трудом принимала открытый код, это очень большой шаг, что, возможно,
предвещает положительные перемены в 2011 году.

В то же время Oracle, несмотря на большие вложения в MySQL, учитывая контроль
корпорации над Java и невнимание к OpenOffice, похоже, разрушил большую часть
надежд опенсорс-разработчиков. На самом деле Microsoft, несмотря на все огрехи,
как представитель открытого программного обеспечения выглядела намного лучше,
чем Orcale в 2010.

Таким образом открытое ПО активно менялось в 2010 году, с одной лишь
постоянной составляющей: разработчиками. Они, по словам аналитика из Редмонка
Стивена О`грейди — "новые короли", они не мелькая в заголовках новостей являются
главными архитекторами успешного бизнеса. Лучшие компании те, которые используют
коллективную энергию разработчиков наиболее эффективно, и опенсорс — ключевой
элемент достижения успеха.



Оставить мнение