Джим Уайтхерст, генеральный директор компании Red Hat, только что выступил с потрясающей презентацией на LinuxCon. Уайтхерст не только бизнесмен, он еще и настоящий гик. Он использовал Linux и открытый исходный код еще до Red Hat, а возможность занять кресло генерального директора самой успешной компании в мире Open Source стало для него исполнением мечты. После короткого обзора ключевых вех 20-летней истории Linux, он перешел к сути своего выступления: «Что дальше?». Уайтхерст быстро нашел ответ: «Я не имею ни малейшего понятия».

Ответ генерального директора был несколько неожиданным, однако, крайне очевидным для того, кто хоть сколько-нибудь знаком с Linux. Linux так сильно развился в таком огромном количестве областей, что почти глупо делать какие-либо прогнозы в отношении дальнейших планов развития Linux. (И в самом деле, Джим Землин из Linux Foundation говорил «Это год Linux-десктопа» уже в течение четырех лет!)

Тем не менее, у него было несколько мыслей по поводу дальнейшего развития операционной системы и экосистемы Linux. Здесь приводится краткий обзор наиболее важных моментов презентации Уайтхерста:

Linux является технологией трансформации. «Технология Linux двигает достижения и инновации, которые не имеют ничего общего с технологией Linux». То есть Linux поддерживают развитие новых бизнес-моделей, равно как и новых технологий.

Свобода использования Linux для любых целей и абсолютно бесплатно породила много вещей, которые мы сейчас воспринимаем как должное: Amazon, Facebook, Google. Смогли бы эти службы развиться в такой степени, если бы им было нужно приобрести дорогое соответствующее программное обеспечение перед тем, как выпустить свой продукт?

Более того, Linux создает условия для возможности быстрого и недорогого прототипирования, делая его доступным для инноваторов и оценки того, что работает, а что нет. Согласно Уайтхерсту, «когда вы ищете инновации, вы изучаете то, что происходит в мире Open Source».

Linux прошел путь от момента, когда он пытались не отставать от других, до внедрения существующих инноваций, гибко и открыто, и, теперь стремится к лидерству в инновационных технологиях. Открытия в инновациях сейчас происходят в основном прежде всего в области Open Source, затем, большие компании работают над тем, чтобы подогнать эти инновации по себя. Hadoop, Cassandra и т.д., все они родом из Open Source-а и теперь любовно окружены вниманием больших компаний.

Другим впечатляющим примером подобной инновации является всеми любимый термин «The Cloud». Почему же до сих пор нет единого, четкого определения этого понятия? Это все потому, что до сих пор еще ни одна компания или поставщик не разрекламировали его, и, соответственно, не контекстуализировали. Инфраструктура как сервис (IaaS), платформа как сервис (PaaS) и другие сложные технологии не были разработаны маленькой группой людей. Напротив, скорее всего они появились в результате совместной работы большого числа технических экспертов.

Модель открытого программного обеспечения, используемая Linux, была результатом выдающегося, а в некоторых случаях, даже ироничного сотрудничества. Например, флот Соединенных Штатов нуждался в системе реального времени с детерминированными характеристиками быстродействия для развития противоракетных технологий для своего флота. У Linux не было такого ядра и, таким образом, американский флот подтолкнул к его созданию. Это оказало прямое влияние и на Уолл Стрит – 80 % серверов на Уолл Стрит полагают на Linux и используют его ядро реального времени для осуществления торговых операций.

Агентство национальной безопасности написало расширение Security Enhanced Linux, которое теперь является основополагающим для Red Hat и нескольких других дистрибутивов. Работа агентства обеспечила безопасность Linux и сделала его самой надежной оперативной системой, сертифицированной правительством России.

Мир Open Source основывается на особой морали. Уайтхерст поделился рассказом о недавнем разговоре с генеральным директором Facebook, когда его спросили «Почему все, что вы издаете бесплатно, ведь ваши конкуренты тоже могут воспользоваться вашей работой?» Ответ был исчерпывающим: «Это вопрос морали. Как наши конкуренты, так и люди, поддерживающие нас, одинаково чувствуют необходимость сделать мир лучше. Если они смогут сделать чей-то центр обработки информации более эффективным или надежным, мы будем только рады».

Уайтхерст закончил разговор заявлением о том, что принципы массовой совместной работы изменили мир.

Оставить мнение