ФБР празднует победу: после нескольких лет расследования и миллионов потраченных денег налогоплательщиков они выловили, наконец, Страшного пирата Робертса и закрыли сайт Silk Road — крупнейшую биржу запрещенных препаратов в скрытой сети Onion.

Страшный пират Робертс

Однако, победа оказалась пирровой. Всего через несколько дней после закрытия торговой площадки на свет появились полдесятка кандидатов, претендующих на звание Silk Road 2.0. Фактически, операция ФБР привела к оживлению на черном рынке и настоящему буму предпринимательской активности. Результаты двухлетнего расследования ФБР могут быть перечеркнуты результатами двухдневной работы программиста, который решит создать аналогичную торговую площадку и будет аккуратнее с соблюдением конспирации в интернете.

В ближайшем будущем открыть магазин, работающий через Tor и принимающий биткоины, сможет любой школьник. Раньше все приходилось писать самому, а сейчас создаются простые и удобные инструменты для этого. Например, open source проект BitWasp для обработки платежей и управления биткоин-кошельками в интернет-магазине, обмена защищенными сообщениями, двухэтапной авторизации с поддержкой PGP, автоматической очистки EXIF-заголовков в изображениях и т.д.

Интересно, что крупнейший конкурент Silk Road — торговая площадка Atlantis — закрылась за две недели до ареста Росса Ульбрихта. В своем прощальном послании конкурентам Страшный пират Робертс говорит, что конкуренция была для него полезна. Он пригласил всех, кто собирается открывать альтернативные торговые площадки, связаться с ним, потому что «даже конкуренты могут разговаривать время от времени в дружеском тоне». Он также предупредил всех потенциальных предпринимателей, что «вам придется столкнуться с непредвиденными сложностями», а сам он уже «проделал эксперимент, мысленно проведя всю жизнь в тюрьме и умерев там». Он готов пойти на это ради общего дела — освобождения человечества от насилия и агрессии.

В каком-то смысле, тот прощальный пост идеалиста Ульбрихта на форуме оказался пророческим. Очередной 20-30-летний американец, после Мэннинга и Сноудена, решил пожертвовать своим будущим ради идеалистических принципов.



Оставить мнение