На сегодняшний день лишь считанным единицам российских IT-компаний удалось добиться серьезных успехов за рубежом. Поставлять свои продукты на западный рынок и успешно работать с другими странами – заоблачная мечта, «пощупать» которую пока смогли лишь избранные: ABBYY, 1С, «Лаборатории Касперского» и т.д. Но есть еще одна «наша» компания, покорившая Запад и не только. Если тебя не интересуют виртуальные машины для «Маков», а также ПО для виртуализации и автоматизации, то, скорее всего, ты нечасто слышишь имя Parallels, однако достижения этой компании сложно недооценить.

 

Люди

История Parallels довольно запутанная и не самая тривиальная. Дело в том, что компанию Parallels создали, и по сей день продолжают возглавлять очень интересные и яркие люди. С рассказа о некоторых из них мы, пожалуй, и начнем наше повествование.

 

Сергей Белоусов (председатель и исполнительный директор Parallels)

Уроженец города Ленинграда (ныне Санкт-Петербурга) Сергей Белоусов – человек крайне «нелинейной» судьбы. Его биография не похожа на стандартное «родился, учился, женился, работал», зато за последние 20 лет он успел принять участие в основании, работе и развитии 50 с лишним проектов.

Нет, Сергей – не очередной гениальный и удачливый самоучка, просто сумевший поймать волну; по части образования у него полный порядок: он имеет диплом бакалавра физики, диплом с отличием магистра физики и электротехники и степень кандидата технических наук по специальности «Информатика» Московского физико-технического института (МФТИ).

Именно МФТИ и стал отправной точкой для Белоусова, ведь в далеком 1992 году именно в нем зародилось первое начинание Сергея, которое сегодня назвали бы стартапом – фирма Sunrise, занимавшаяся сборкой и производством компов.

Для справки – в наши дни «Санрайз» развился в огромную сеть магазинов по продаже техники (ты наверняка бывал в них), которая неплохо держалась на фоне всяких «М-Видео», «Эльдорадо» и иже с ними. Однако Сергей Бобылев, однокурсник Белоусова, с которым они много лет назад и основали Sunrise, сейчас сидит в СИЗО Матросская тишина. Ему инкриминируют статью «мошенничество, совершенное организованной группой, либо в особо крупных размерах». Впрочем, это уже совсем другая история, а в начале 90-х «Санрайз» только лишь собирал компы из импортной комплектухи. Все основные поставщики последней, как ты понимаешь, в основном сконцентрированы в странах Восточной Азии (Тайвань, Гонконг, Япония и т.д.), так что взаимодействовать с ними оказалось удобнее не из Москвы, и даже вообще не из России, – идеальным местом для ведения дел стал Сингапур. Именно туда ради всеобщего удобства в итоге и перебрался Белоусов. Забегая вперед, скажем, что на сегодня он является как раз гражданином Сингапура, хотя и нельзя сказать, что «он там живет». Дело в том, что фактически Сергей живет в дороге и отелях, а гражданство Сингапура он получил лишь потому, что путешествовать с российским паспортом было неудобно: приходилось получать много виз. Так что, гражданство – гражданством, а на деле Белоусов делит свое время между самыми разными странами мира, среди которых – и Россия, и Европа, и Азия, и Америка. Бизнес диктует свои правила.

Но вернемся к «Санрайзу» и делам давно минувших дней – у молодой компании все шло неплохо, она уверенно развивалась, однако Белоусову вскоре захотелось большего. Уже в 1994, спустя всего два года после основания стартапа, Сергей покинул Sunrise и сразу же окунулся в другое, почти аналогичное предприятие, получившее имя Standard & Western.

Компания Standard & Western была основана совместно Ильей Зубаревым, кстати, тоже выпускником альма-матер Белоусова – Физмата. Так же, как и «Санрайз», фирма занималась сборкой и производством, с одной лишь поправкой – теперь вместо компов они производили телевизоры и компьютерные мониторы. Забавно, но и это начинание Белоусова в будущем ждал немалый успех – впоследствии «железное» подразделение S&W переродится в хорошо известный на сегодняшний день бренд по производству электроники Rolsen. Однако останавливаться на достигнутом Сергей Белоусов снова не пожелал, ни в тот раз, ни в последующие годы.

Несложно догадаться, что там, где имеется «железо», всегда найдется место и софту. ПО наконец-то привлекло внимание Белоусова в середине 90-х годов, и произошло это, по его собственному признанию, случайно. Дело в том, что будущему Rolsen Electronics тогда потребовалось внедрить бухгалтерскую систему, что и привело компанию Белоусова к американскому разработчику ПО Solomon Software. С последними, в целях банальной экономии, довольно быстро были наведены партнерско-дистрибьютерские мосты, но кто бы мог подумать, что одними только бухгалтерскими системами и скидками дело не ограничится.

Софтверный бизнес довольно быстро заинтриговал почти всю команду Standard & Western. А команда S&W на тот момент состояла, в основном, из наших с тобой соотечественников – там были и выпускники того же МФТИ, и другие российские инженеры, окончившие не менее хорошие российские вузы. Дело в том, что их труд стоил существенно дешевле, чем труд их западных коллег, зато уровень знаний и квалификация, напротив, или находились на том же уровне, или были куда выше. Плюс, некоторые заказчики S&W тогда принципиально не желали работать с Россией, так что не стоит удивляться и спрашивать: «Зачем это они везли работников из России в Сингапур, когда могли нанять местных за копейки?».

Итак, Standard & Western заинтересовался разработкой софта и довольно быстро сориентировался в тонкостях разработки ПО, а также в нюансах его дистрибуции на рынках других стран. Партнерство, заключенное с Solomon Software случайно, обернулось быстрорастущим бизнесом. S&W прекрасно справлялись с локализацией, продвижением и поддержкой в Юго-Восточной Азии ERP-систем Solomon, ориентированных на сегмент среднего и малого бизнеса. А вскоре у «Соломона» нашелся еще один проект, который они очень хотели поручить кому-нибудь из своих партнеров; суть его заключалась в оффшорной разработке софта. Standard & Western на тот момент были заинтересованы в такого рода работе ничуть не меньше потенциального заказчика, так что договоренность была достигнута быстро, и компания вплотную занялась еще и оффшорным девелопментом.

 

Николай Добровольский (вице-президент по развитию продуктов)

Одновременно с историей Сергея Белоусова развивалась история еще одного человека, который также сыграл в Parallels одну из главных ролей.
Будущий лауреат премии имени Зворыкина, Николай Добровольский, родился в Москве, в 1975 году, и с редкими в ту пору компьютерами судьба свела его совершенно случайно. В начале 80-х годов, после переезда на новое место жительства, родители Добровольского решили пристроить свое чадо (тогда – ученика 4-го класса), в какой-нибудь кружок, благо Дворец пионеров – тот, что на Ленинских горах – был совсем рядом. Так уж вышло, что свободные места тогда оставались только в кружке информатики, куда Николай и записался.

Как показало время, Добровольский не прогадал и попал в свою стихию. Начав с программирования калькуляторов в кружке Дворца пионеров, уже в возрасте 14 лет он выиграл всероссийский конкурс по программированию, затем поступил в школу при МГТУ им. Баумана, а после на автомате был зачислен и в саму «Бауманку». Однако с МГТУ у Добровольского не сложилось. Дело в том, что Николай подал бумаги еще и в Московский институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА), куда тоже благополучно прошел и где, в итоге, и остался. Не последнюю роль в нелегком выборе между двумя вузами сыграл и тот факт, что тогда в МИРЭА при поддержке компании Siemens был создан факультет, готовивший айтишников. Выбор преподаваемых компьютерных дисциплин там оказался богаче, чем в «Бауманке».

Работать по специальности, то есть программистом, Добровольский начал уже на третьем курсе, что не слишком характерно для нашей страны вообще, и для того времени в частности. Первые халтуры Николаю подбросил его научный руководитель. Хотя фактического опыта у Добровольского не было, он быстро учился и схватывал на лету, что полностью устроило его первых работодателей. Вскоре подработка превратилась в постоянную работу.

Таким образом, к моменту окончания университета Николай приобрел немалый опыт. У него появились и полезные знакомства, и определенный фундамент, и главное – желание достигнуть большего. Дело стало за малым: осталось перестать работать на кого-то и начать работать на себя. Так появилась на свет фирма Parallels, в которой на первых порах трудилось всего около десятка человек (в основном ребята, с которыми Добровольский перезнакомился по работе).

С темой виртуальных машин, которая и станет впоследствии его коньком, Николай впервые столкнулся именно по работе. Увы, не было никаких красивых «гениальных идей», вовремя посетивших гения, и прочих изящных поворотов судьбы. Просто в 2000 году одному иностранному заказчику понадобилось запустить на новых компах, не имеющих поддержки IBM, ряд систем. Так и родилась мысль, что было бы круто запустить несколько ОС виртуально, внутри одного физического компьютера. Эта идея настолько захватила Добровольского, что он принялся оттачивать ее и далее, уже после того, как проект под того самого, первого заказчика был сделан. По сути, Николай загорелся мыслью создать отдельный, собственный продукт, но это требовало больших затрат, как временных, так и финансовых.

 

Компания

На сегодняшний день головной офис компании Parallels расположился, ни много ни мало, в Швейцарии, а офисы продаж и вовсе раскиданы по всем частям света (более чем в 15 странах мира). Известно также, что разработчики обитают в Москве, а программисты – в Новосибирске. И их не мало, этих разработчиков, прогеров, менеджеров и так далее – штат компании насчитывает уже более 700 человек по всей планете.

Как же за неполный десяток лет Белоусову удалось провести компанию от средних размеров стартапа к миллионным прибылям и званию одного из крупнейших игроков рынка? Судя по всему, рецепт прост и не содержит никаких «особенных ингредиентов» – лишь тяжелая работа, жизнь в разъездах, прорва затраченной энергии, а также умение находить общий язык с самыми разными людьми и никогда, никогда не сдаваться.

Итак, выше мы прервали историю Standard & Western на том, что команда в конце 90-х занялась оффшорным девелопментом, физически разместившись в Сингапуре. Какое-то время, примерно вплоть до 2000 года, это работало – среди партнеров компании числился уже не только Solomon Software, но и целый ряд других фирм.

Кстати, в этот же период Standard & Western Software успел переименоваться в SWSoft. Имя сменили из практических побуждений: во-первых, на слух Standard & Western можно легко принять за Standard investment, во-вторых, прежнее имя было признанно чересчур длинным и сложным.

А потом на Западе, как гром среди ясного неба, грянул кризис, и приключился печально знаменитый «dot-com bubble». Экономический пузырь доткомов лопнул, множество IT-компаний пошли ко дну вместе с ним, а большинство устоявших оказались в очень трудном положении. В таких обстоятельствах западным разработчикам стало не до аутсорса, и у SWSoft резко поубавилось как работы, так и клиентов. Своих продуктов у компании на тот момент не имелось, их нужно было писать и делать фактически с нуля, а это штука ресурсоемкая и непростая.

То был очень непростой период в истории SWSoft. Белоусов и его команда понимали, что на оффшорном девелопменте можно поставить крест, а значит, пришло время компанию перепрофилировать и решать, чем заниматься дальше. Было ясно, что, скорее всего, стоит попытаться писать свой софт, но какой?.. Этот вопрос обсуждали долго, но спокойно и рассудительно, без скандалов. Все варианты и идеи взвешивались и продумывались, и в итоге решено было прислушаться к «народной молве».

В то время очень активно обсуждались идеи, что «Microsoft – уже все», и никому в скором будущем не будут интересны коробочные продукты. Дескать, софт скоро будет продаваться и предоставляться исключительно в качестве сервисов, и, стало быть, будущее за Linux и ASP (Application Service Providers). Сегодня это называется SaaS – software as a service.

Рынок виртуализации тогда уже зародился и даже был немного «окучен» – в частности, компании VMware и Ensim уже успели появиться на свет, давно существовала и компания EMC. Однако решения тех дней были еще весьма далеки от идеала – в основном они строились на принципе виртуализации на уровне оборудования. То есть, каждому юзеру выделялись фиксированные «железные мощности» – определенное количество места на хардах, столько-то памяти и так далее. Само собой, это нельзя было назвать рациональной тратой ресурсов, и это в SWSoft поняли быстро. Также Белоусов с коллегами пришли к мысли, что сегмент софта, ориентированного на нужды хостинг-провайдеров и иже с ними – это ниша весьма перспективная, и в ней пока не слишком тесно. В компании, разумеется, нашлись сведущие в этих темах инженеры (вот тебе и еще один пример, почему хорошо иметь команду подготовленных, квалифицированных инженеров, а не клан индусов, готовых работать за $300 в час), и SWSoft начал работу в означенном направлении.

Тогда было принято решение перенести офис обратно в Россию, а точнее – в Москву. Теперь расположение компании в Сингапуре уже скорее мешало, а не помогало делу, и ощутимо било по карману.

Стоит отдельно заметить, что в это же время SWSoft попыталась создать и некую единую платформу для ASP-приложений. Однако на деле оказалось, что сразу разработать и операционную систему, и систему управления и хранения данных – это несколько чересчур, и вряд ли эта задача вообще под силу SWSoft. Со временем разработка ОС была прекращена вовсе, а вот систему управления и хранения данных выделили в отдельный проект Acronis. Комментарии здесь излишни, так как это название и сегодня знакомо каждому уважающему себя IT’шнику.

Сергей Белоусов лично отправился колесить по свету – он встречался с представителями самых разных хостинг-провайдеров и дата-центров, от крупных компаний до крохотных частных фирмочек. Дело в том, что просто создать продукт – мало, после этого его нужно было и кому-то продать…

Как ни смешно, но первым и на довольно долгое время последним клиентом, клюнувшим на тогда еще даже недоработанное «управленческое» ПО от SWSoft, стал небольшой хостер из Нижнего Новгорода. О компании Белоусова в Нижнем узнали вовсе не от Сергея, а через интернет. Хостеру так приглянулась бета-версия софтины, что он сам приехал к разработчикам с наличными и буквально умолил их продать ему прогу в текущем виде, хотя она была еще не готова и являла собой сыроватую бету. Впоследствии этот хотстер даже ощутимо помог с бета-тестом, так как купленное ПО сразу же принялся использовать по назначению :).

В это же время компания озадачилась и активным поиском инвесторов, так как для разработок нужны были деньги, а финансовый поток из-за пузыря доткомов сильно обмелел. Инвесторы идти навстречу российским айтишникам не спешили, и, по большому счету, немалую часть средств в SWSoft тогда из собственного кармана вкладывал сам Сергей Белоусов (на поддержку шли и деньги, полученные от других проектов, и, похоже, даже личные сбережения). Привлечь финансы удалось, когда миноритарная доля Acronis была продана фонду Insight Venture Partners. Коллеги и партнеры Сергея до сих пор поражаются, как у него тогда вообще хватило терпения пережить все эти трудности и не бросить все к черту.

Примерно тем же занимался в это время и Николай Добровольский, чья Parallels тоже остро нуждалась в инвестициях и клиентах. В русских тогда (да и сейчас) вообще инвестировали крайне неохотно – западным воротилам из венчурных фондов плохо понятно, что за вузы мы заканчивали, какова наша квалификация, насколько мы серьезны и можно ли вообще вести с нами какие-то дела. В итоге, чтобы хоть как-то сводить концы с концами и не бросать разработку, которая все тянулась и тянулась, часть команды Parallels, включая и самого Николая, устроилась на вторую, постоянную работу в «Росгосстрах». Долго так, конечно, продолжаться не могло, но на двух работах эти отчаянные люди продержались более года. После трудного дня в офисе они возвращались домой и приступали ко второй, не менее сложной работе – писали собственный софт. К счастью, когда силы были уже совсем на исходе, первая рабочая версия продукта, пока больше напоминающая прототип, была готова. Теперь можно было рискнуть и расстаться с «Росгосстрахом», что Добровольский и сделал. На дворе был 2003 год.
К 2004 году, устав безрезультатно искать инвестиции на Западе, Сергей решил попытать счастья в России. Он признается, что было страшно – маленькая команда с вроде бы интересной разработкой на руках… Случиться могло все, что угодно, но иных вариантов уже попросту не оставалось. И, как ты догадался, тут-то они, наконец, и нашли друг друга – SWSoft и Parallels встретились.

 

Новейшая история. Продукты

Вначале Николай Добровольский познакомился с одним из основателей SWSoft – Станиславом Протасовым. Этот человек начинал свой путь в компании с должности сисадмина и спеца в области Unix, но к моменту знакомства с Добровольским уже возглавлял московский офис SWSoft, а ныне вообще занимает в Parallels пост старшего вице-президента по виртуализации и хранению.

В те трудные времена Протасов сам вышел на Николая – он уже был осведомлен о разработках Parallels и считал их достаточно интересными и перспективными. Встретившись с Добровольским лично и пообщавшись более детально, Станислав окончательно убедился в правоте своих суждений, после чего и представил главу Parallels Сергею Белоусову.
Стало окончательно ясно, что от слияния все только выиграют – разработки Parallels были крайне интересны и должны были идеально вписаться в линейку продуктов SWSoft, а последний уже мог предложить Добровольскому и его разработчикам столь необходимые им инвестиции. Сделку заключили быстро. Parallels стал частью холдинга SWSoft, при этом оставшись самостоятельной компанией.

Избавившись от головной боли, то есть от постоянных размышлений на тему «где взять денег?» и от бумажных проблем, Добровольский и его люди смогли, наконец, всецело сосредоточиться на работе. Помощь более опытных инженеров из команды Белоусова здесь пришлась очень кстати. В различных интервью Николай потом не раз говорил, что он очень многому научился у этих людей, как в вопросах разработки коммерчески успешного ПО, так и в вопросах маркетинга и ведения бизнеса в целом. К примеру, настоятельный «совет» переориентироваться на западный рынок дали Parallels именно «старшие товарищи». Сказать, что Добровольскому тогда пришлось почти полностью переделывать свой проект, согласно полученным рекомендация, не будет сильным преувеличением :).

Совсем скоро Николай Добровольский доказал, что в него инвестировали и поверили не зря. Уже в 2005 году из-под его пера вышла первая законченная версия софтины для Windows, а в 2006, буквально порвав рынок, появился на свет и Parallels Desktop for Mac.

Дело в том, что именно тогда, в 2006 году, Apple решила перейти на процы от Intel, что существенно упрощало и облегчало работу виртуальных машин на «Маках». Такой шанс упускать было нельзя. Узнав о смене архитектуры, Добровольский лично съездил в Германию, привез оттуда новенький Mac и с головой ушел в работу. Бета-версия Parallels Desktop for Mac была готова уже через рекордные 3,5 месяца.

Стоит заметить, что сам Apple тогда выпустил утилиту BootCamp, которая позволяла после перезагрузки юзать на «Маке» либо Windows, либо Mac OS. То есть, ни о какой виртуализации речи не шло. С выходом же виртуальной машины Добровольского у всех яблофагов наконец-то появился удобный способ пользоваться «виндовым» софтом и железками, не имеющими «дров» под Mac OS, безо всяких ребутов и извращений. Кроме того, на протяжении полутора с лишним лет продукт Parallels был фактически единственным решением такого рода – тяжеловесным компаниям-монстрам ПО-разработки понадобилось почти два года, чтобы написать и выпустить свои аналоги. В итоге детище Добровольского завоевало миллионы пользователей (преимущественно западных, у нас «Маки» до сих пор не столь сильно распространены) и принесло Parallels миллионные прибыли.

В том же 2005 году, и без того довольно удачном для SWSoft, к компании пришли и масштабные инвестиции сразу от ряда солидных венчурных фондов: Bessemer Venture Partners, Insight Venture Partners и Intel Capital.

Налаживались и продажи ПО для автоматизации – Сергей Белоусов все же не зря колесил по свету и общался с людьми, стараясь досконально узнать, что нужно бизнесменам от софта.
Еще в 2003 году Parallels поглотила новосибирскую компанию Plesk Inc. – по идее, их собственное подразделение, созданное в 1999 в виде дочерней компании американской корпорации Plesk Inc. Именно в Plesk разработали и выпустили сверхпопулярный продукт для автоматизации хостинга, фактически ставший стандартом в мировой индустрии. Сегодня он называется Parallels Plesk Panel, а в Новосибирске, как уже было сказано выше, теперь базируются программистские мощности Paralells.

Среди решений в области виртуализации появились высокотехнологичный Parallels Virtuozzo Containers, Parallels Workstation, Parallels Server для Mac, а также многочисленные приложения к Parallels Desktop for Mac.

Вплоть до 2008 года Parallels оставалась дочерней компанией холдинга SWSoft, но затем было принято решение о ребрендинге и полном слиянии. Тогда-то и произошел столь редкий прецедент – новообразованная компания решила использовать не свое прежнее имя, а имя своей «дочки», чьи продукты уже успели заработать на рынке определенный вес и репутацию.

Каково будущее Parallels – сказать сложно, все же мы не оракулы и не провидцы, а рынок порой меняется стремительно. Однако заявить, что компания хорошо закрепилась в сфере ПО для виртуализации автоматизации, уже можно смело.

Сегодня Parallels не только поддерживают и развивают написанный ранее софт, но и пристально следят за новыми технологиями, и наверняка разрабатывают что-нибудь новенькое, разумно храня свои новые идеи в тайне. «Продаваться» кому-либо Parallels пока не планируют – напротив, у лидеров компании есть желание и далее держать Parallels в роли независимой единицы, а в будущем разместить ее на бирже.

Интересен и тот факт, что Parallels на сегодняшний день очень тесно сотрудничает с рядом российских вузов – с Новосибирским и Московским университетами, с московским Физтехом и так далее. На вопрос «зачем?» в Parallels отвечают, что, вкладывая свое время и средства в обучение студентов, они не только готовят себе новые кадры, но и в целом воспитывают себе смену, растят новое поколение айтишников. Ведь недаром лидеры Parallels всегда верили в то, что наши инженеры и специалисты – одни из сильнейших и лучших в мире. И в случае Parallels эта вера полностью себя оправдала.

 

Немного статистики

  • Компания Parallels обладает 27 наградами и имеет более 55 патентов.
  • У Parallels более 500 партнеров, среди которых такие монстры, как Microsoft, Apple, Intel, AMD, Dell, HP и IBM.
  • На российском рынке клиентами Parallels являются такие крупные компании, как Мастерхост и Русоникс.
  • Продукты компании поддерживают более 1 млн. серверов и настольных ПК.
  • Parallels обслуживает свыше 10 млн. конечных пользователей в 125 странах мира.
  • По некоторым данным от 90% до 98% выручки Parallels получает за рубежом.
  • По словам Сергея Белоусова Parallels Северная Америка обеспечивает чуть меньше 60% выручки, Европа — больше 30%, а Россия пока приносит меньше 3%.
  • Parallels Desktop для Mac удостоена более 30 международных наград, и, по мнению многих экспертов, вообще является тулзой для Mac №1 в мире.

Оставить мнение

Check Also

Десятка быстрых. Выбираем консольный софт для повседневных нужд

И вновь на страницах нашего журнала рубрика «Кто самый большой гик на планете». В этот раз…