Трое в серверной, не считая админа. Глава 9. Побег

Обед. Гамбургеры. Обед по сэйлзовому. Мусорный побег. Снова холодильник.
Моргенштерн. Матч.

Выбравшись из цеха аналитиков, мы забрались в нашу тележку. Герберт раскрыл
рот чтобы скомандовать, как вдруг коридоры заполнил протяжный печальный рёв.
Начавшись относительно тихо, он за пару секунд достиг максимума и оборвался.

— Обед!, — обрадовался Герберт и бросил вожжи. Инвесторы бодро отцепили свои
подтяжки от тележки и, построившись клином, быстро куда-то зашагали. Герберт
выскочил и зашагал куда-то.
— Эй, — окликнул его Кирилл, — Ты куда? А как же мы?
— Извините, у меня обед, — широко улыбнулся наш провожатый, — Встретимся через
час. Возьмите ланч у себя под сиденьем.

Я пошарил под сиденьем и нащупал что-то бумажное. Вытащив его на свет, я
обнаружил коричневый пакет, в котором оказалась банка колы, гамбургер, картошка
фри и еще что-то. Аналогичные пакеты оказались и у моих коллег. Признаться,
прошло довольно много времени и мой рот наполнился слюной даже при мысли о
холодном гамбургере и, главное, о кока-коле, которую я, в сущности, не очень-то
и люблю, но сушняк, сами знаете, заставит полюбить и московскую водопроводную
воду.

-Не пейте колу, — раздался шепот. Я повертел головой, и увидел что у Миши
приоткрыт один глаз и он углом рта напряженно шепчет: — Не пейте колу.

Миша, похоже, притворялся, что он в отключке. Сергей попытался что-то
спросить у него, но Миша только шикнул и закрыл глаза, усиленно показывая, что
мы не должны его замечать. Недоумевая, мы жевали гамбургеры, посматривая на
Мишу. Вдруг в дальнем конце коридора раздался нарастающий шум, как будто
приближалась большая толпа народа. Шум становился громче и мы тревожно
переглянулись.

— Тише, — перекосив физиономию, шептал Миша, — Тихо! слушать меня!

Я отложил недоеденный гамбургер (все-таки это гадость, правда же?) и
повернулся назад, как раз чтобы увидеть как из-за угла появилась толпа бегущих
людей. Они быстро приближались. Толпа достигла нас и обогнула тележку, заставив
ее раскачиваться. Запыхавшиеся люди в костюмах и сбитых галстуках со всех ног
бежали куда-то.

Толпа заполнила все коридор. Вдруг Миша вскочил и закричал: -Руки, быстрее!

Непонятно откуда в его руках оказались щипцы для обжимки витой пары. Ловко
подцепив ими проволоку, на которую были нацеплены наши наручники, он разрезал ее
и мы оказались свободными от нашей тележки.

-Быстрее, прыгайте в толпу,- Миша буквально вытолкал нас с тележки и мы
спрыгнули с тележки и, спотыкаясь, побежали в толпе. Люди в костюмах не обратили
на нас никакого внимания, они были озабочены лишь тем, как пробраться вперед.
— Кто это такие? Куда бегут? — закричал Кирилл, пытаясь догнать и поравняться с
Мишей
— Это сэйлзы, — прокричал Миша. — Они бегут на обед!
— А нахрена? — что и говорить, вопрос был вполне к месту.
— А это такой тренинг. Обед дают не на всех сэйлзов, и кто опоздал, тот не
поест. — Миша прибавил ходу. Мы сбились в плотную группу и старались держать за
Мишей, что было не так то просто, так как он ловко лавировал с толпе.
— А мы тоже на обед бежим? — спросил Кирилл
— Нет, мы сбегаем. Пока сэйлзы дерутся за еду, камеры наблюдения отключают: нет
свидетельств, нет и проблемы.

Я изрядно запыхался, да и моим коллегам, похоже, было нелегко. Мысленно я
пообещал себе все же начать ходить в фитнесс-центр, в который как-то сдуру купил
годовой абонемент. Толпа сбавила ход, но стала гораздо плотнее.

— А что, каждый день за обедом надо бегать? — поинтересовался Сергей, который
вообще любил поесть и часто повторял «Война войной, а обед по расписанию».
— Нет, каждый раз что-нибудь новое. — ответил Миша. — Например, как-то
ограничили доступ в туалет, а в другой раз стульев дали только половину.
Трениги-шменинги, выживает либо сильнейший, либо самый блатной. Ну, сами
понимаете…

Наконец мы вместе с толпой свернули в боковой проход и оказались в толкучке
перед дверьми с надписью «Столовая». Протолкавшись внутрь, Миша резко взял влево
и преодолевая недовольные возгласы и толчки, прорвался к боковой стенке, и
буквально за шкирку вытащил нас одного за другим из толпы.

— Держитесь за мной, — скомандовал он, и мы гуськом пошли за ним вдоль за
стенки. Я осмотрелся: огромное помещение, метров 100 в длину, наверное, почти
полностью заполняла толпа голодных сэйлз-менеджеров, стремившихся куда-то
вперед. В качестве музыкального сопровождения где-то вверху разрывался The
Offspring: «… You can do it… time, time». Миша подвел нас к углу, где был
люк мусорного контейнера, открыл его и скомандовал: — Залезайте.

Из люка попахивало чем-то противно мусорным, и я скривился от мысли, что
придется туда лезть.

— Скорее, это единственный выход, — Миша нетерпеливо помахал рукой. Мы
мялись, лезть куда-то в неизвестность не очень-то хотелось. Миша понял наши
сомнения и сказал:
— Ладно, я вперед, вы за мной.

И он ловко скользнул в люк, и мы последовали за ним. Скатившись по
мусоропроводной трубе (которой, к счастью, не часто пользовались, судя по
запыленности) мы упали на кучу каких-то тряпок и полиэтиленовых упаковок, похоже
где-то в подвале. Миша уже стоял на ногах и нетерпеливо подгонял нас.

Мы продолжать бежать за Мишей по полуосвещенным подвалам, постоянно приседая
и уклоняясь от различных свисающих проводов и кусков изоляции. Похоже, Миша
здесь часто бывал, так как ориентировался он моментально – куда свернуть, где
пригнуться, а где перепрыгнуть. Я набил пару шишек пытаясь успеть за ним.

Наконец мы оказались в большой комнате, тускло освещенной тремя свисающими
лампочками, и остановились. Мы тяжело дышали, опираясь на колени. Миша вернулся
к входной двери и прислушался. Видимо, удовлетворенный услышанным (или
отсутствием каких-либо звуков), он вернулся к нам и оттеснил нас с середины
комнаты, встал на колени и стал руками смахивать пыль. Найдя что-то, он издал
удовлетворенный возглас и что-то нажал. Наверху комнату что-то загудело и прямо
на Мишу, который едва успел отскочить, опустился здоровенный двустворчатый
черный холодильник Самсунг.

Холодильник был новенький и блестящий, непонятно, откуда он взялся в этом
пыльном подвале. Миша распахнул дверцы и холодильник немедленно заиграл первые
такты «Bad» Майкла Джексона. Внутри холодильника оказался уже знакомый лаз,
только на этот раз он был пошире.

-Скорее, скорее, это временный хаб, — поторопил нас Миша. Мы забрались в лаз
и через несколько метров оказались в весьма приятной на первый взгляд комнате,
сплошь завешенной гобеленами и с красным ковром на полу.

Всё бы ничего, но прямо напротив нас стоял человек…ну, мужик как мужик,
среднего роста, с усами. Его лицо можно было бы назвать дружелюбным, если бы в
одной руке он не держал здоровенный моргентштерн совсем не бутафорского вида, а
во второй фонарик, который он зачем-то направил на нас, хотя он был выключен, а
в комнате было светло от многочисленных потолочных ламп.

— Э… добрый день, — Кирилл попытался поздороваться. Мужик нахмурился и
тыкнул фонариком в нашу сторону, отчего мне сразу почему-то захотелось
посторониться.

В этот момент из хаба (который с этой стороны выглядел как дверь встроенного
шкафа) вылез Миша. Узнав Мишу, мужик расслабился и опустил фонарик. Они крепко
обнялись.

— Здорово, Серега!, -сказал Миша
— Здорово, Миха!, — мужик похлопал Мишу по плечу. — Живой, чертяка! А я уж
думал, тебя отладчики взяли.
— Почти взяли, — Миша показал на нас, — Это вот ребята засветили меня, пришлось
уходить через запасной лаз.
— Рисковый ты пацан, Миха — нахмурился мужик, — Осторожнее надо. Ну ладно,
проходите, а то скоро матч начнется.

 

Трое в серверной, не считая админа. Глава 10. Ключ

Знакомство. Кресло. Фантастический футбол. Дергающийся глаз. Сон в летнюю
ночь. Склад наждачной бумаги. Фингал. Вода! Истинный кайф от алкоголя. Колени.
Не было мальчика. Мишино пиво. Серверная скульптура. Холодильник и архив. Ключ.

Из комнаты с гобеленами мы прошли в большую комнату, в центре которой был
здоровенный плазменный телевизор, а перед ним, как в учебном классе, стояли
большие кресла, обитые чем-то вроде плюша.

— Проходите, присаживайтесь, — пригласил нас хозяин и приветливо махнул
моргентштерном, — Меня зовут Сергей, я наблюдатель, — и он протянул руку для
рукопожатия.
— Кирилл, — представился Кирилл,
— Алексей, — представился я,
-Тезки!, — представился Сергей.
— Замечательно, — сказал Сергей с моргенштерном. – Сейчас будет футбол, вы уж
извините, я его жуткий поклонник, поэтому все дела обсудим после, хорошо? Вы
присаживайтесь, присаживайтесь, берите пиво, закусывайте.

Я уселся в кресло, которое оказалось неожиданно очень удобным, расслабился, и
почувствовал жуткую усталость. Как все это надоело, какая-то круговерть вокруг.
Неожиданно я ощутил что-то вроде испарины на лбу, как будто лицо стало мокрым.
Пощупав лоб, я убедился что он сухой и утвердился в мысли, что очень сильно
устал. Взяв со столика банку пива, я отхлебнул, но вкуса почему-то не
почувствовал. Неожиданно в глазу что-то задергалось и изображение футболистов на
экране перекосилось. Такое бывает, когда просидишь за компьютером всю неделю и
потом в субботу, толком не отдохнув, зачем-то полезешь к ноутбуку – и организм
начинает резко сопротивляться перегрузке.

Я прикрыл глаза, стараясь успокоить дергающийся глаз. На экране тем временем
творилась какая-то фантастика – наша команда бегала и прыгала, как будто им
вставили новые батарейки. Я вообще не большой поклонник футбола, и УЕФА от кубка
чемпионов не отличаю, но понимал, что происходит что-то необычное.

Прикрыв глаза, я пытался не обращать внимание на футбольную трансляцию,
пытаясь успокоить тик. «Это всего лишь сон, какой-то фантастический сон», —
шептал я себе, постепенно проваливаясь в дремоту. Но тут забили гол, все
заорали, я приоткрыл другой (не дергающийся) глаз, пытаясь посмотреть, что же
такое случилось, но вдруг получил мощную оплеуху по правой, а потом и по левой
щеке. От удара изображение совсем расфокусировалось, я помахал рукой, пытаясь
понять кто же меня бьет, но никого не нащупал….Потом изображение стало
собираться… собираться… и собралось в нечто, очень напоминающее Мишину
физиономию.

— Очнись!, — как сквозь пелену орал Миша и тряс меня. Я хотел сказать, чтобы
он перестал орать, но вместо этого только промычал и полностью отключился.

Очнулся я от ощущения жутчайшего сушняка и абсолютной заложенности в ушах.
Было такое ощущение, что во рту у меня склад наждачной бумаги, а в ушах торчит
по рулону ваты. Рубашка была влажной, как будто я сильно облился. С трудом
открыв глаза и попытавшись пошевелиться, я понял, что переживаю, наверное, самое
жуткое похмелье в своей жизни. Помнится, в студенческие годы ходила такая
поговорка «блевал дальше, чем видел», но сейчас это было нечто особенное… Тем
обиднее был тот факт, что я не помнил, чтобы я так напивался в последние дни.

Повернув голову, я вдруг понял, что сижу не в кресле перед телевизиром, а
лежу в на втором этаже нашей серверной на куче витой пары. Напротив меня на
диване сидели Кирилл, Сергей и Миша. Миша сидел на краешке, далеко от них, и
имел необычно расстроенный и даже обиженный вид. Особую грусть ему придавал
здоровенный фингал в пол-лица. Кирилл и Сергей, судя по зеленовато-белому цвету
лица, как и я, тоже переживали сильное похмелье – откинувшись на спинку кресла,
они вяло шевелились, потихоньку отхлебывая воду из бутылок.

Вода! Я попытался сказать «дайте попить!», но только всхрипнул слегка. От
попытки сглотнуть несуществующую слюну пересохший рот произвел жуткий скрип
где-то в районе кадыка… К счастью, Миша сунул мне в руку 1.5 литровую бутылку с
водой и я надолго присосался к ней. Вода была теплая, хлорированная, но всё же
это была вода… какая всё-таки замечательная жидкость! Выпив практически всю
бутылку, я почувствовал себя лучше и попытался встать, чтобы пересесть с кучи
проводов на диван, но это было большой ошибкой. Коленки не просто дрожали от
слабости, они просто подогнулись! и отказались держать мои ноги в прямом
положении. Я изрядно ударился об пол, и ползком на коленях добрался до дивана. В
неподвижном состоянии, смотря вверх примерно под углом 45 градусов (иначе
возникала жутчайшая качка), я расслабился и смог таки задать свой саамы любимый
за последние 3 дня вопрос:

— Что случилось?

Ответом мне послужил тяжкий вздох Кирилла, затем Сергея. Миша помолчал и
сказал:

— Ну, я уже рассказал всё.… Если вкратце, вы обдолбались и теперь вас
колбасит.

Блаженное состояние нирваны, в которое я практически погрузился, обрадованный
глубокой неподвижностью своего тела (интересно, может быть именно в этом
побочном эффекте похмелья и есть истинный смысл употребления алкоголя?) было
возмущено этим Мишиным утверждением:

— Где обдолбались? У твоего друга…у Сереги шо ли?

Я попытался напрячься совсем чуть-чуть, чтобы вспомнить, что было после того,
как мы начали смотреть матч, и ничего не мог вспомнить, кроме того, что меня
(вроде?) кто-то начал бить.

— Какого Сереги!, — всплеснул руками Миша. – Не было никакого Сереги.
— Как не было… тогда где? — я попытался мысленно откатиться еще дальше, — тогда
у этого, Кеворкяна? В IBM?
-О, — вдруг вставил слово Кирилл, — Ты тоже помнишь про IBM.

Миша расстроился еще сильнее и сказал чуть не плача:

— Не было никакого IBM! Откуда вы его взяли то… Тут вы обдолбались, тут.
Моим пивом.
— Пивом?! – я был слегка удивлен. Конечно, производители пива в последнее время
добавляют в напиток жуткие примеси, отчего 2-3 бутылки пива приводят к
неприятным последствиям с утра, но чтобы вот так вот…
— У него пиво было с коноплей, — сказал Сергей, прикладываясь к бутылке с водой.
— Как это? Что это за пиво такое? – я почувствовал легкое любопытство
(удивительно, насколько похмелье примиряет с загадками природы и человеческого
разума)
— Голландское, очень дорогое пиво, — сказал Миша. Он аж почернел, вспоминая:
— Сначала я вас пустил сюда… сдуру… лучше сидели бы внизу. Вы как приняли по
бутылке, так меня начали мочить чем придётся, фингал вот поставили, потом
придушили, еле вырвался. Аську мне всю перехреначили, всех там послали….
Догнали, связали, потом еще пива добавили. А его максимум одну бутылку на вечер,
да и то иным много…
— Ууу…, — я попытался вспомнить… да, пиво пили… Какое-то иностранное пиво было.

Миша тем временем продолжал:

— Ну я разозлился на вас и ушел домой.
— Домой? – тут я тоже начал расстраиваться. – Как? А мы?
— Ну а куда вас то? Вы спали как… как обдолбанные и спали. Думал, приду с утра,
вы проспитесь и по домам., — тут Миша вздохнул… — Если б я знал что вы сделаете,
я бы вас связал и в туалете запер…
— Ну-ну, — хрипло сказал Сергей. – Ты того… не этого…
— Ага, — огрызнулся Миша. – Пришел с утра, а вы здесь чего устроили!
— Ну, скажем, не с утра ты пришел, если прикинуть, — возразил Кирилл, — а ближе
к вечеру.
— У нас, у админов, утро такое, — сказал Миша. – Но, блин, как вы умудрились всю
серверную разворотить за полдня, я не могу представить.
— Мы разворотили? Это же всё голубые там поломали, болгаркой там всё порезали,
-заметив, что Миша недружелюбно смотрит на меня, я кротко переспросил: — Так
что, и голубых не было?

Миша отвернулся и махнул рукой. Я вопросительно поглядел на Кирилла и тот
покачал головой:

– Похоже, мы сами тут наворотили….Вон, погляди вокруг… и внизу.

Я, можно сказать, впервые обвел взглядом верхнюю комнату, всё еще борясь с
сильным ощущением, что я нахожусь на корабле в сильный шторм – голова сильно
кружилась.

Комната носила следы явного разгрома – стол перевернут, кресло разодрано в
клочья, а холодильник смят, разбит и покорежен, как будто его плющил бульдозер.
Мишин ноутбук с вывалившимся ЖК-экраном валялся на полу. Держась за диван, я
добрался до открытого люка и заглянул вниз, в серверную. Да, такого я никогда не
видел… Решетки и стеллажи были разобраны, серверы из них вытащены и сложены в
некое подобие винтовой лестницы, которая прямо вела к люку. По стенкам
гроздились составленные домиками сервера, а в дальнем конце комнаты стояло
вообще нечто: два 5-киловаттных УПСа служили опорами для стопки 4-х юнитовых
серверов, по бокам торчали «руки» из лезвий, а сверху, в виде головы, был
нахлобучен стример. Но самое удивительное было то, что все эти скульптуры,
лестницы и даже фигура серверо-монстра были запитаны и законекчены в сеть! Все
коробки исправно мигали, гудели и, судя по всему, находились в рабочем
состоянии.

Наш центральный маршрутизатор, 7200-ая циска, вместе с разветвителями
представлял из себя нечто вроде многомерного ежа, подвешенного за каждую из
своих иголок – витая пара тянулась просто по всем направлениям, пронизывая всю
серверную. Миша подошел и заглянул мне через плечо. Заметив, что я смотрю на
шедевральную паутину из витой пары вокруг циски, он застонал и чуть не
прослезился:

— Ироды, что ж с циской то моей сделали. Как теперь обратно всё делать? Я ее
полгода настраивал…
— Ладно, ладно…,- я похлопал его по плечу, — а что дальше-то было.
— Ну, а что дальше, — пожал плечами Миша.- Когда я пришел, вы уже закончили с
серверной, потом видать приняли ещё пива и тут крышу вообще снесло. Разгромили у
меня тут всё и холодильником, как тараном, пробили дыру в соседнее помещение.

Я обернулся, и увидел, что в углу, за холодильником, действительно пробита
дыра.

— И.. куда эта дыра ведет? — спросил я
— В архив, – покривился Миша. – Там Вы кучу каких-то документов переворошили,
читали что-то, декламировали стихи, а потом просто орали и бегали.

Действительно, в нашем здании был архив… Большое такое пыльное помещение,
куда свозили разное бумажное старье. Я подошел к дыре и посмотрел в нее. В
большом тускло освещенном аварийными лампочками зале стояли стеллажи, между
которыми валялись кучи каких-то бумаг. Кто-то здорово порезвился, похоже…

— Ну вот, продолжал Миша, — я было подумал вызвать дурку, чтобы вас успокоили
и упрятали на пару дней, но подумал, что начнут спрашивать что да как и откуда,
и меня тогда за пиво-то повяжут.… Поэтому я просто подождал, пока вы проспались.
Ну, и с небольшой помощью – он показал на мою мокрую рубашку – я вас разбудил.

Я вернулся на диван, хлебнул еще воды и сказал:

— Ну, по-крайней мере, мы живы, и никакой IBM не существует, — улыбнулся я,
глядя на нахмуренные лица своих коллег, — ну, в смысле существует, но не такой
злой и вообще. Раз это всё того, типа бред, давайте домой, а? Отоспимся и потом
всё починим.
— Ты думаешь, мы бы тут сидели бы хотя бы минуту, если можно было бы пойти
домой? – язвительно спросил Сергей.
— Так, а почему нельзя? – спросил я. – У Миши есть ключ, откроем дверь и пойдем
домой.
Кирилл вздохнул, покачал головой, вздохнул, и со второй попытки, с некоторым
трудом произнёс:
— Он. Его. Потерял.

 

Трое в серверной, не считая админа. Глава 11. Вперед в будущее

Где искать потерявшегося программиста. Мечты и одиночество. Планы на пасеку.
Наводнение. О сериализации важных ресурсов в мужском коллективе. Callback на
примере мусорного ведра. Девушки и Дюна-2. Респект мастерам крюка.
Производственная травма. Лишний сервер. Молчаливый Админ из рода Больших
Хомяков. MAC и хак. Странный Гугль. По следам Герберта Уэлса.

Мысль о том, что нам придется провести в серверной еще неопределённое время
(в худшем случае еще пару суток — в конце концов, кому нужна эта серверная,
кроме Миши и нас; а искать нас начнут, скорее всего, на дачах или в барах, а
никак не на работе), слегка расстроила меня. Вновь усевшись на диван, я
задумался об изменении масштабов желаний. В детские времена пределом мечтаний
была новая игрушка, чуть постарше – чтобы симпатичная девушка обратила внимание,
потом машина, дом, дача, престижная работа, личный самолет, яхта, космический
туризм, стать президентом, сняться в Доме-2, чтобы симпатичная девушка обратила
внимание… Брр, какая же это всё фигня! Теперь, сидя в серверной, я понял, что
больше всего на свете хочу оказаться просто за пределами этого помещения.
Практически с восторгом я подумал о выхлопных газах, клубящихся на Проспекте
Мира, о милых и добрых людях в метро… Их так много и они все разнообразные, не
то, что эти три рожи вокруг.

Я мысленно дал себе твердый зарок покончить с мещанским накоплением
собственности, сидением в помещениях (во пузо отрастил!), бросить эти чертовы
информационные технологии и заняться трудом на свежем воздухе. Хорошо бы завести
пасеку, как Юрий Михайлович, дело-то очевидно интересное и прибыльное, вона как
жену он балует… А еще лучше на речку, или на озеро, где под мирное кваканье
лягушек можно сесть на бережку с удочкой и слушать плескание воды, глядя на
колышущийся поплавок.

Упс… Не в смысле источник бесперебойного питания, а в смысле того, что
выпитые 2 полторашки воды вдруг запросились наружу. Однако Кирилл, как всякий
руководящий работник, раньше всех угадал тенденцию и уже заперся в туалете. Мы с
Сергеем заходили кругами вокруг запертой двери:

— Слышь, ты давай там побыстрее, — сказал Сергей и постучал в дверь.
— Типичный случай блокировки в сериализованном окружении, — прокомментировал
Миша. – Один процесс занял важный ресурс, остальные ждут в очереди.
— А у меня на прежней работе в офисе было семь туалетов, — сказал Сергей, — пул
коннектов, и всегда свободно.
— А что, если восьмой процесс возникнет? – спросил Миша. – Опять блокировка.
Нет, на фиксированное число нельзя рассчитывать архитектуру, пул должен быть
динамически расширяемым.
— В данном случае динамическое расширение слишком дорого обойдется – каждому по
туалету строить не набегаешься, — возразил Сергей.
— Если коллектив мужской, то вполне возможно и совместное использование ресурса
в случае небольшой загрузки, — сказал я.

Тут из-за двери раздался хохот и Кирилл крикнул: — Заткнитесь там, и не
мешайте мне сосредоточиться! А то дедлок сейчас будет.
— Выходи быстрей, а то kill process сделаем, — закричал в ответ Сергей.

Посмеявшись, и разобравшись в конце концов с туалетной проблемой, мы пришли в
относительно хорошее настроение.

— Ну что, давайте разберемся что вы там внизу натворили, — сказал Миша. —
Надо вернуть все в рабочее состояние. Это чудо какое-то, что все как-то
работает.
— Дык, талант не пропьешь, — сказал Сергей. — Помню, еще студентами на древних
БЭСМах паяли такие времянки из жгутов, что все диву давались как оно вообще
заводится.
— Опять завираешь, — сказал Кирилл, — Не было уже живых БЭСМов тогда.

Они слегка слегка попрепирались на тему, что было раньше, PDP/11 или IBM/360,
и мы спустились в серверную, стараясь не зацепиться за провода вокруг.

Оказалось, что все не так уж и страшно, как показалось сначала.

В ИТ вообще все выглядит на первый взгляд непонятно и страшно, а как
разберешься — ну такая фигня, до чего же очевидная вещь! Помню, как я не мог
понять принцип работы callback-функций, сидел за компьютером, а потом меня мама
позвала зачем-то на кухню, и там неожиданно вручила мусорное ведро и поручила
его вынести… и тут до меня как раз и дошло – вот же оно как! От радости я
попытался бросить ведро и вернуться за компьютер, но тут же познакомился с
обработкой исключений, и ведро все-таки пришлось вынести.

Эх, молодость… эти радости маленьких и больших открытий. Первая кружка
пива, первый указатель, первая девушка и, конечно, General protection fault в
самый ответственный момент в "Дюне-2" (которая, кстати, даже на 286 неплохо
работала, а на 386DX вообще летала).

Ну вот, опять отвлекся. Так вот, в нашей серверной на потолке оказались
такелажные крючья с системой блоков, с помощью которых можно было легко
подцепить сервер и отбуксировать на место. Основную проблему составляли операции
с подключенными кабелями, но проектировщик серверной и тут оказался на высоте —
провода питания и витая пара внатяжку сматывалась в укрепленные на стенах
подпружиненные мотки, вроде тех, что сматывают шнур в пылесосе, и надо было их
только направлять и подтравливать. Стало понятно, как можно было в состоянии
легкой невменяемости так перетасовать сервера, чтобы создать сюрреалистическую
пирамиду в серверной. Респект проектировщику, однозначно.

Мы довольно быстро разбирали кучу из серверов и распихивали сервера по
стойкам. Миша, морща лоб, примерно показывал, куда надо ставить сервера. Мы уже
почти все закончили, как я довольно глубоко порезал палец об острый заусенец,
пытаясь в одиночку затолкать один из лезвийных серверов в стойку. Пришлось
полезть наверх, промыть палец, прижечь остатками то ли водки, то ли самогона,
стоявшей у Мише в туалете (с его разрешения, естественно) и замотать его
туалетной бумагой, так как ничего другого под рукой не было. Когда я спустился
вниз, то увидел, что уставшие Кирилл и Сергей сидят на полу, а Миша с некоторым
недоумением смотрит на последний оставшийся 4-х юнитовый сервер, стоящий на полу
посередине серверной, с укрепленным сверху плоским дисплеем и клавиатурой
(удобная вещь, монтируется прямо в стойку, занимает всего 1U высоты, а при
необходимости выезжает и превращается в полноценный экран и клавиатуру).

-Быстро вы закончили тут, — сказал я, — А этот чего не поставили?
-Ну, — Миша обошел вокруг сервера, заглянул сзади, сбоку.- Я не помню такой
машины. Это, по ходу, не наш сервер.

Я с любопытством подошел поближе. 4U-машина помигивала лампочками питания и
сети. Ничего особенного, за исключением, может, того, что полосатый логотип IBM
был черно-красного цвета, и на сервере красовалась пластиковая нашлека Series
Yi.

— А что такое Series Yi? — спросил Кирилл. — Series i знаю, а Yi что-то
новенькое.
— Понятия не имею, — пожал плечами Миша. — Самое главное, что у нас тут нет
свободных пяти юнитов, чтобы поставить его, и давно уж нет. И вообще, все новые
сервера тут у нас тонкие лезвия, а среди старых такого не помню. Давайте
поглядим, что там внутри.

Миша вытянул монитор и клавиатуру в боевое положение и включил. Сбоку у
клавиатуры обнаружился небольшой, но довольно удобный трекбол. На экране
показалось стандартное приглашение *nix залогиниться. Миша не глядя ввел имя
supermike и пробежал пальцами, набирая длинный пароль, но пароль не был принят.
Миша попробовал еще раз, помедленнее, контролируя нажатия на клавиши, с тем же
результатом.

— Точно не мой сервер, — уверенно сказал он. — Я всегда завожу себе такого
юзера, с определенным паролем.

Он попробовал еще разок с root, с другими логинами, но всё без толку —
компьютер не поддавался. Мы приуныли. Я обошел несколько раз загадочную железяку
и словил себя на сильном желании пнуть ее. И тут Сергей наклонился к задней
панели и выудил оттуда крохотный кусочек бумаги:

— Миш, смотри, это было наклеено над сетевым разъемом.

Миша только взглянул на цифры (00-19-C6-64-C2-23, если кому интересно) и
воскликнул — дык это ж MAC! Сейчас мы его просканим и хотя бы IP-адрес узнаем,
посмотрим, что там крутится. Он ушел к другому серверу, стоящему в стойке, и
достал откуда-то и приличную клавиатуру, и даже мышь с подставкой.

— Вот кулак, — возмутился Сергей. — Попрятал всё приличное, а мы тут мучились
с кривой клавиатурой. Если бы ты был индейцем, твое имя было бы Молчаливый Админ
из рода Больших Хомяков!

Миша покосился на Сергея, хотел что-то сказать, но только вздохнул, осторожно
потрогал синеющий фингал под глазом и продолжил стучать по клавишам. Не прошло и
пару минут, как он удовлетворенно хмыкнул и показал нам список слушающих портов
на загадочном сервере.

22 FTP
25 SMTP
80 HTTP
110 POP3
3050 gds_db
3052 UPS
….

— Смотри-ка, тут есть веб-сервер, давай зайдем, — предложил Кирилл.

Миша согласно кивнул и набрал в строке браузера http://175.41.80.5

Практически мгновенно отобразилась поисковая страница Google, только с лого
не обычной веселой расцветки, а довольно мрачных черно-красных тонов.

— Что за фигня? — спросил Кирилл. — Там форвард на Гугль стоит, что ли?
— Нет, — покачал головой Миша и показал на неизменный адрес в браузере, — По
крайней мере, не прямой форвард. Может, просто сайт в стиле Гугля сделали.
Давайте проверим…

И он набрал в строке поиска название нашей организации, на которое обычно
первым результатом показывался наш сайт.

— Ну вот, я же говорю, — сказал Миша, только взглянув на выдачу результатов.
Видите, фигня какая-то лезет, даже в первой десятке нет.
— Погоди, погоди, — Сергей подвинулся ближе, и показал на результат в конце
страницы. — Тут вроде про нас.

Миша щелкнул по ссылке и открылась страница какого-то странного новостного
сайта, обвешанного разнообразной рекламой. В совершенно невнятной статье
перечислялись какие-то конторы, которые то ли что-то сделали, то ли не сделали,
и среди них было упоминание и имени нашей компании. Некоторое время мы пытались
вникнуть, о чем идет речь, но быстро сдались — похоже, все журналисты
электронных новостных изданий страдают какой-то профессиональной
беспорядочностью изложения. Миша пробурчал что-то насчет тупоголовых
гуманитариев, которые даже USB правильно воткнуть не могут, а берутся рассуждать
обо всем на свете, и собрался вернуться назад, но Кирилл вдруг остановил его:

— Погоди. Поглядите-ка сюда., — и он ткнул пальцем в рекламу какого-то
автомобиля, на которой по кругу менялись картинки, превозносившие разнообразные
качества авто.
-Ну и что? — спросил Сергей.
-Смотри внимательнее — какой модельный год, — снова ткнул пальцем Кирилл. На
мгновение возникла картинка, на которой было написано "модельный ряд 2012 года",
и снова сменилась картинкой кожаного салона.

Миша щелкнул по рекламе, и мы попали на сайт производителя, на котором уже
большими буквами красовалась надпись "Модельный ряд 2012 года по цене 2011!
Ограниченное предложение". А снизу была картинка зеленой лужайки, на которой
сидели натянуто улыбающиеся фотомодели, изображавшие счастливую пару, и подпись
"Главная награда на Кабульском автосалоне в категории "Семейный электромобиль"!"

— Вот веб-дизайнеры, чушь какую то понапишут, — тряхнул головой Миша и двумя
щелчками вернулся на поисковую панель Гугля, раскрашенную в те же мрачные цвета,
и набрал название нашей компании в кавычках, чтобы указать необходимость точного
поиска по совпадению.

Тотчас мы получили выдачу результатов, в которой уже совпадений было куда
больше. Миша щелкнул по первому, это был пресс-релиз о продаже нашей компании
некому венчурному фонду Blue Wealthy.

-Оба-на!, Нас что, продали, пока мы тут сидим? — сказал Кирилл, и,
наклонившись к экрану, стал жадно читать пресс-релиз.

Как и всякий пресс-релиз, этот тоже содержал кучу бесполезных сведений и
напыщенных цитат, очевидно выдуманных маркетологами (ну кто поверит, что наш
генеральный директор, рязанский мужик 120кг весу и почти 2 м росту, будет
коверкать свой язык фразой вроде «конвергенция синергии градуированных потоков
данных является важнейшим прорывом в индустрии с начала тысячелетия»). Да он
сроду больше трех слов не произносил: либо «Все переделать,***!», либо «Неплохо,
неплохо…Но расслабляться нельзя!».

Самым интересным в этом пресс-релизе была, конечно же, дата, а именно 15
марта 2010 года, что находилось в очевидном будущем относительно текущего
момента.

— Я не понял, это мы сколько же здесь сидим?, — спросил Сергей.

Мы переглянулись, охваченным весьма неприятным чувством. Это в книжках весело
читать про перенос в будущее, а представить это на своей шкуре совсем не
здорово. Миша решительно встряхнул головой, и набрал в браузере адрес нашей
компании. Показался наш обычный корпоративный сайт, с последними вполне себе
актуальными новостями. Затем он попробовал новостные сайты, все показывали
текущую дату, все те же новости (или их отсутствие за прошедшие выходные дни), и
наконец набрал google, который явил свою обычную разноцветную заставку.

— Это какой-то фейковый интернет в этом серваке, — с заметным облегчением
сказал Миша, и тут же с подозрением поглядел на нас.- Шутники, это небось вы
насовали туда всякой фигни? К 1 апреля готовитесь?

Мы клятвенно заверили Мишу, что не имеем отношения ни к серверу, ни к
загадочным прогнозам.

— Интересно, что там еще есть? Может, там прогнозы какие-нибудь по курсам
акций? – заинтересовался Кирилл, не чуждый финансовым экспериментам. Он
отодвинул Мишу в сторону и вернулся к загадочному сайту на 175.41.80.5.

 

Трое в серверной. Глава 12. Почти у выхода

Мечта брокера. Пи. О клавиатурах и их владельцах. Начало новой жизни.
Ньюхосранск. Встреча на высшем уровне. Комон эврибади. Кент Бек и мамонты.
Новостей нет? Самое популярное слово в ИТ. Паттерны для программистов и геев.
Блокировка доступа. Corduroy на клавиатуре. Пофигистический метод борьбы с
государственными вампирами. Скайп. Маша – жена Миши!!! Супружеская верность под
вопросом.

Кирилл припал к клавиатуре, заслонив своим мощным торсом доступ к клавиатуре.
Сергей заглядывал через плечо и, судя по их репликам, они погрузились в изучение
биржевых котировок из будущего:

— Ты смотри, а норникелю то совсем писец!
— А я всегда говорил, что никелировать бамперы – это баловство!, вторил Сергей.
— А страховщики ничего себе, колбасятся, но не дохнут…
— Давай нефтянку лучше посмотрим и газовиков. У меня есть чуток их акций.

Было очевидно, что золотой телец овладел умами моих коллег. Миша засел за
консолью самого черно-красного сервера и, похоже, безуспешно пытался подобрать
пароль, бормоча себе под нос что-то вроде «Это я знаю и помню прекрасно, пи
многие знаки мне лишни напрасно… или лучше попробовать число Авогадро?…
м-да».

Мне ничего не оставалось, как направиться к оставшейся древней консоли под
древним Линухом, той самой, что была без русского алфавита. Я набрал в
поисковике адрес 175.41.80.5, немного порассматривал странное черно-красное лого
Гугля, и потом, повинуясь секундному наитию, набрал в строке «IBM» и хлопнул по
полустертому Enter.

Замечали ли вы когда нибудь, что состояние клавиш хорошо поизносившейся
клавиатуры может много рассказать о ее владельце и даже о его программистких
привычках? Грязная клава, на которой видны наслоения грязи, истончающиеся в
местах, подвергающихся наибольшей ударной нагрузки, говорит о мрачной
мизантропии и приверженности макаронному стилю кодирования, когда goto погоняет
процедурами без параметров, к тому же активно юзающими глобалы.

Пыльная клава, на которой белыми пятнами видны клавиши ввода, пробела и
стрелок, говорит о том, что ее владелец – типичный офисный планктон, проводящий
время в бесконечных флэшовых аркадах вроде метания пингвинов… А оттёртая до
бела и пахнущая спиртом клавиатура явно сигнализирует о попытке ведущего
программиста начать новую жизнь: с понедельника: накачать пресс и согнать живот,
отрефакторить весь код (ну, хотя бы главные модули), заставить всех вовремя
коммитить код в CVS, ну и пригласить наконец Верочку из бухгалтерии на
свидание…. Ну, по крайней мере, микробов на клавиатуре стало меньше.

Предаваясь подобным меланхолическим рассуждениям (с похмелья особенно хорошо
меланхолить, не замечали?), я наконец поднял глаза на результаты поиска. Первый
результат был вполне ожидаем: www.ibm.com, но вот выдержка из него чем-то
насторожила меня. Я несколько раз пробежал глазами текст «ведущая компания с
штаб-квартирой в Вашингтоне, округ Колумбия…», прежде чем понял, в чем дело –
штаб-квартира IBM всегда находилась в штате Нью-Йорке, в каком захолустном
городке, который москвичи в своей муравьиной гордыне обязательно назвали бы
ньюхосранском, а остальные россияне – просто селом ну или на крайний случай
поселком городского типа.

Я щёлкнул на ссылке, открылся сайт ibm.com. Очевидно, что сайт выглядел как
то непривычно, он скорее напоминал портал какого-то новостного агенства, и был
насыщен множеством новостей, ссылок и коротких выдержек из достаточно странных
текстов. Не мудрствуя лукаво, я щелкнул на первой новости с заголовком «Встреча
на высшем уровне» и вчитался. «…28 марта….Брюс МакГи, региональный менеджер
IBM по северо-западному квадранту, встретился с президентом Джоном Маккейном…
обсудили широкий круг вопросов… недопустимо прекращение поставок
мексиканцев… гуманитарный коридор для героиновых тестеров из Афганистана…
дополнительные ассигнования на улучшение генетической селекции в Айви Лиг…
выразили твердую уверенность и подтвердили всемерную поддержку в борьбе с
мировой осью открытого кода».

Брр, давненько не читал такой чуши. Я пожал плечами и вернулся назад, выбрал
следующий заголовок «Гастроли группы Ленинград в Северной Африке»: «При
поддержке центрально-африканского офиса IBM прошли первые в истории гастроли
всемирно известной группы «Ленинград»… огромный успех…. 500 тысяч замбийских
представителей медицинской общественности и многочисленные граждане
нетрадиционных сексуальных ориентаций… были исполнены главные хиты…
восторженные зрители подпевали знаменитым строкам «в черном черном городе
черными ночами неотложки черные с черными врачами»… », а рядом красовалась
фотография необычайно серьезного Шнура в синем двубортном пиджаке с вынесенной
под фотографию цитатой «Я всегда любил красное и черное. Наверное, это судьба. А
с судьбой не спорят».

Н-да, ничуть не лучше и совсем не информативно. Я вернулся на главную
страницу и стал читать все заголовки подряд и наискосок:

— Проблемы в производстве сверхчистых галлиевых тиристоров или почему нам
нужна вторая лунная станция
— Сдерживание сексуальной активности низкоинтеллектуальных особей: стоит ли
использовать опыт Мозамбика?
— Любимец женщин Кент Бек развелся с третьей женой и встречается с Жизель
Будхен. Подзаголовок: Сможет ли жаркая бразильянка превратить самого известного
мачо экстремального программирования в примерного семьянина?
— Советы психологов: «Ваш сын решил стать юристом – как справиться с шоком и
жить дальше».
— Практически целый скелет мамонта найден в Сан-Франциско
— Подавлены волнения безработных маркетологов в Женеве (Швейцария, Европа,
второй континент)
— Прикармливаем эйчаров — советы тетушки Кэтрин

Мне стало очевидно, что на этом сайте представлены довольно странные новости.
Мне захотелось посмотреть на альтернативную (или более нормальную, кто с какой
стороны смотрит) версию событий. Я последовательно ввел в браузере cnn.com,
bbc.co.uk, reuters.com и адреса нескольких других пришедших в голову новостных
порталов, но все эти сайты были недоступны.

Я вернулся на страницу поиска гугля и ввел «новости». Загрузка страницы
задумалась на пару секунд, и затем вместо результатов поиска появилась красная
табличка с надписью «Вы пытаетесь получить доступ к ретроспективным или
необработанным данным. Пожалуйста, введите логин и пароль или сообщите о
использовании не одобренных условий поиска», и внизу появились две кнопки —
«Login» и «Сообщить о нарушении». Я открыл рот, чтобы выругаться, но меня
опередил дружный возмущенный возглас Кирилла и Сергея:

— Ну что это за жопа!

Удивительно, как популярна данная часть тела у работников ИТ. Как соберутся
больше двух тружеников информационных технологий, так и начинают хвалиться этой
частью тела и сопутствующими вещами: «А у меня такая ж… с новым сервером» —
«Да что там, вот у меня геморрой с миграцией на Active Directory» — «Да ты
реального гимора вообще не видел, попробуй револьверные бэкапы в эм эс сиквел
настроить!» — «Да это что, вот стэндбаи в оракле это реальный попец!» — «…ууу,
да, с такой задницей мало что сравнится…».

Невольно начинаешь понимать, почему девушки не любят программеров, ведь по
подобным ключевым словам, будучи произнесённым горячо и с придыханием, они почти
полностью совпадают с представителями сексуальных меньшинств. Девушки в
стандартной поставке обычно не снабжены более-менее стандартным анализатором
речи, я бы даже сказал наоборот — непонятные слова (т.е. все не состоящие у них
в словаре) автоматически удаляются из очереди на обработку, а из того, что
останется после удаления терминов из речи практически любого ИТ-шника, выводы
будут вполне однозначные с точки зрения полезности для анализирующей стороны.
Страшная вещь этот алгоритм лингвистического анализа, особенно когда его
программируют с помощью вербальных инструкций в программах "Большая стирка" и
"Запчасти с Тимой Кадиллаком".

Я подошёл к Кириллу и Сергею, которые возмущено колотили по клаве – в их
браузере торчало аналогичное красное сообщение о попытке доступа к
необработанным данным, только завис весь компьютер и не реагировал на нажатия
клавиш, включая Ctrl-Alt-Del.

— Эта зараза показывает котировки акций только за последний месяц, —
пожаловался Кирилл, — А историю посмотреть не дает, доступа типа нет.
— И вообще только один сайт с котировками работает, на котором половины компаний
нет, — сказал Сергей – А у тебя как? Что накопал?
— Да у меня вообще фигня какая-то, — признался я, — Зашел на сайт IBM, а там
какой-то президент Маккейн, наркоманы, мамонты… А остальные новости не
работают, сайты не отвечают.
— А у нас вообще все зависло, видишь.

Тут подошел Миша, который оторвался от взлома пароля черно-красного сервера,
и магическими пассами снял таки зависший браузер, однако при попытке зайти на
175.41.80.5 сразу появилась знакомая красная табличка, и дальше мы не смогли
никуда пройти. Такая же ситуация сложилась и с тем компьютером, на котором я
проводил свои эксперименты.

— Похоже, попали в черный список, — пожал плечами Миша.
— А давайте отключим клаву от этого сервера и попробуем другой? — предложил
Кирилл.

Миша опять пожал плечами, но переткнул клаву в ближайший сервер, переключил
экран на консоли, пошевелив губами, вспомнил пароль, залогинился, потом запустил
браузер, который — ура! — зашел на загадочный сервер и показал стартовую
страницу черно-красного Гугля.

— Машинка нервная, судя по всему, — сказал Миша, — так что давайте аккуратно
поиск осуществляйте
— А ты что? — поинтересовался Сергей, — Вдруг и вправду будущее кажет злобная
железяка — неужели тебе не интересно?
— Ну.., — Миша на секунду задумался, — Разве если TCP/IP поменяли… Или новый
альбом Corduroy вышел
— А они разве не распались в 2000?- поинтересовался Кирилл
— Вроде распались. Но вдруг опять объединились? — возразил Миша

Я, признаться, был изрядно шокирован — вот так работаешь с человеком 3 года и
не подозреваешь, что он в acid jazze разбирается, а ведь с виду и не скажешь.
Ладно Миша в своих наушниках, но Кирилл! Ну никогда бы не подумал. Миша быстро
набрал на клавиатуре Corduroy, стал щелкать по ссылкам, пытаясь найти среди
соков, одеколонов и игрушечных медведей группу как — бамс, опять выскочило
красное сообщение, правда с несколько другой формулировкой:

«Вы пытаетесь получить доступ к элементам альтернативной культуры, закрытым
решением гигиенического комитета #64575» и вариантов выбора было теперь три —
добавилась кнопка «Рекомендованный культурный заменитель». Миша хмыкнул и нажал
на нее.

Немедленно загрузился сайт Ibm.com/ru/culture/patched/music и появился
список, озаглавленный «Рекомендованная замена культурного запроса №64575», в
котором мы увидели длинный список различных музыкальных композиций, в основном
неизвестных авторов и групп, хотя около нескольких песен стояла надпись
«Ленинград» и был ярко-желтый значок Recommended!

-Ну ка, давай послушаем, на что дикого клоуна заменили, — сказал Миша и ткнул
в первую песню. Через несколько секунд загрузки запустился проигрыватель и
откуда-то снизу из клавиатуры полились какие-то бодрые звуки.
— Это откуда музыка играет? — удивился Сергей
— Это же мультимедийная клава, колоночки и микрофон есть, — сказал Миша, — и
мышь на 2500 дипиай.

Мы с Сергеем переглянулись.

— А у тебя случаем скайпа нет? — спросил Сергей, — или СИПа какого нибудь
— Конечно, есть, — удивился Миша. — У меня мульти клиент, типа квипа, только еще
универсальнее, вообще со всем работает.

Миша замолчал на мгновение, и вдруг его лицо просияло: — Блин, мы же наружу
позвонить можем, чтобы нас выпустили!

Я не спешил радоваться. Давно заметил, что если вот-вот ждешь окончания
какого-нибудь длительного процесса, то обязательно случится какая-нибудь
гадость, которая отсрочит желанное избавление. Особенно это хорошо заметно при
общении с государственными органами, вроде паспортного стола или ГАИ или
какого-нибудь ДЭЗа… После многочисленных бесплодных хождений по этим
учреждениях, когда из-за какой-нибудь мелкой хрени тебя посылают все заново
переделывать, я с недавних пор стал настраиваться на то, что с первого раза
ничего не получится, и приходить к чиновникам со спокойно-обреченным ощущением
что я тут ещё не раз появлюсь.

И вот что странно – если раньше, когда отказы, отговорки и садистские
указания чиновников бесили меня и сжигали километры нервов, они жаждали общаться
со мной снова и снова, то теперь, когда я был заранее настроен на безрадостное
многократное общение, от меня стремятся избавиться как можно скорее… Все-таки
в чиновники идут вампиры, это однозначно, и чем более холодно-трупным ты
являешься, тем меньше им интереса сосать у тебя жизненные соки.

— А деньги у тебя на скайпе есть? — спросил Кирилл, очевидно мучимый такими
же подозрениями, как и я.
— Конечно, — уверенно ответил Миша, — Недавно пополнял.
— А пароль ты помнишь? — спросил я
— Помню, помню, — ответил Миша, который уже начал скачивать дистрибутив.
— А микрофон точно работает? — спросил Сергей

Миша установил скайп, ввел имя, пароль… С замиранием сердца мы смотрели на
то, как позеленела иконка в трее и активировалась сумма – 5,88! Можно
обзвониться! Миша быстро набрал номер, сказал нам – звоню жене! — и нажал кнопку
набора номера. раздались длинные гудки, потом щелчок, когда трубку сняли и
раздался сонный женский голос:

— Алло?
— Машуня, приветик! Извини, что поздно, мне нужна твоя помощь
— Миша? Это ты?, — пробормотала в трубку женщина
— Да, Машунь, я тут застрял, надо чтобы ты помогла…
— Миша, ты все время забываешь, — недовольно перебила неизвестная нам Машуня, —
второй рулон лежит за унитазом!

И она повесила трубку. Миша замолчал, глядя на клавиатуру. Он посмотрел на
нас:

— Ничего не понимаю, какой рулон…
— А зачем жене звонишь? — спросил Кирилл, — Может лучше на охрану?
— Ну, я подумал, нам незачем шуметь, — сказал Миша, — пусть по тихому нас
выведет, возьмет мой запасной ключ, а у нее есть пропуск, она же тут в
бухгалтерии работает, скажет, срочный отчет, типа, конец месяца.
— Маша из бухгалтерии?! — практически хором спросили мы трое. Маша из
бухгалтерии была легендарная секс-бомба нашего офиса. Высоченная блондинка с
роскошной фигурой, когда она проходила мимо программистов, стоял такой хруст
шейных позвонков, что можно было всерьез начать опасаться за будущее
интеллектуального потенциала нашей компании.

Про нее болтали всякое, но никто ничего наверняка не знал о ее личной жизни,
а в общении с коллегами она была холодна и неприступна, корпоративы
игнорировала, а на попытки «подкатывания» отвечала такой презрительной улыбкой,
что весь пыл улетучивался просто моментально. И, конечно, никто из нас и не мог
представить, что она — жена нашего Миши!

— Ну да, — удивился Миша, — А вы что, не знали? У нее правда, фамилия девичья
осталась. Так, я перезвоню.

Пока мы переваривали ошеломительную новость, Миша нажал Redial и мы услышали
гудки и потом:

— Алё, — опять ответил женский голос
— Маша, это я. Не вешай трубку!, — быстро сказал Миша, — Мы тут с парнями
застряли и надо чтобы ты приехала и открыла дверь
— С какими парнями, Миша? Ты уже в туалет пошел? — спросила недовольная Маша
(да, теперь и мы стали различать знакомые обертоны её роскошного голоса).
— К-к-какой туалет? — заикаясь, спросил Миша. И тут мы услышали, как мужской
голос спросил:
— Машунь, с кем это ты разговариваешь?
— Ой, Миша, а я думала это ты по мобиле! Да какие-то хулиганы балую…, — и мы
вновь услышали короткие гудки.

Мы все смотрели на Мишу. Он стоял перед клавиатурой и смотрел прямо перед
собой. Такой смеси ярости, отчаяния и непонимания, как на лице у Миши, я не
увидел уже очень давно.

Оригинал:
http://ibsurgeon.blogspot.com/

Оставить мнение

Check Also

WWW: Netsim — игра, которая поможет изучить работу сетей и принципы атак

Тем, кто только начал разбираться с хакерской кухней, не помешает узнать, как работают сет…