• Партнер

  • Се­год­ня мы нем­ного отвле­чем­ся от уяз­вимос­тей и их экс­плу­ата­ции, что­бы при­дать­ся нос­таль­гии и вспом­нить об исто­ках «Хакера». Дмит­рий Ага­рунов осно­вал сеть магази­нов Gameland, а затем и одно­имен­ное изда­тель­ство, где выпус­кались «Хакер», «Стра­на Игр» и мно­гие дру­гие жур­налы. Мы сели и обсу­дили исто­рию и кон­цепцию «Хакера», порас­смат­ривали ста­рые фото и вспом­нили людей, которые работа­ли над жур­налом в раз­ное вре­мя.
     

    До «Хакера»

    — Давай нач­нем с самого начала. Как появи­лась «Стра­на Игр»? Отку­да взя­лась пер­вая редак­ция? Я читал, что вы взя­ли челове­ка, который перево­дил руководс­тва к играм, про­давав­шимся в тво­ей тор­говой сети. Это так?

    — Если корот­ко, это была идея сот­рудни­ка Gameland — Димы Дон­ско­го. Он был сту­ден­том и дей­стви­тель­но перево­дил руководс­тва к играм. И пред­ложил: «Дима, давай сде­лаем жур­нал!». Он был талан­тли­вым пар­нем и как раз тог­да про­ходил прак­тику и учил­ся год в шко­ле в США. Так что, во мно­гом жур­нал – это под­смот­ренная на Западе идея. Я дол­го не хотел этим занимать­ся, но ког­да Дима пообе­щал взять на себя всю ответс­твен­ность по запус­ку, то сог­ласил­ся. И мы выпус­тили жур­нал: в 95 году начали работу и сде­лали пер­вый номер, в янва­ре 96-го получи­ли тираж. Глав­ной целью жур­нала тог­да было рас­ска­зывать о кру­тых виде­оиг­рах и прод­вигать наши магази­ны. В тот момент в Рос­сии из круп­ных жур­налов уже выходил «Магазин игру­шек» (будущий Game.EXE), но рек­лама там сто­ила очень дорого, 5000 дол­ларов за стра­ницу, к тому же он мне казал­ся слиш­ком пафос­ным и малопо­нят­ным.

    Дмитрий Агарунов на презентации Nintendo 64, 1996 год
    Дмит­рий Ага­рунов на пре­зен­тации Nintendo 64, 1996 год

    — И дело сра­зу пош­ло?

    — Пер­вый тираж был 5 тысяч, потом 10, потом 18, в пер­вый год жур­нал не оку­пал­ся. При­быль­ным он стал толь­ко через год, ког­да тираж стал 60 тысяч.

    — Про­дава­ли у себя?

    — Нет, рас­простра­ните­лем ста­ла ком­пания «Гло­бус», у них были точ­ки в мет­ро, и они забира­ли все пер­вые тиражи. Это был их экс­клю­зив.

    — Как выг­лядела коман­да «Стра­ны Игр»?

    — Ее соб­рал Дима Дон­ской, пер­вый номер они делали с Сер­геем Лян­ге и еще парой ребят. Сер­гей — боль­шой энту­зиаст игр и имел полиг­рафичес­кое обра­зова­ние, занимал­ся верс­ткой. Коман­да тог­да рас­полага­лась пря­мо в магази­не, мог­ла сра­зу брать игры и играть в них.

    Магазин Gameland на Новом Арбате
    Ма­газин Gameland на Новом Арба­те

    — «Хакер» был вашим вто­рым жур­налом?

    — Мы парал­лель­но запус­кали рус­скую вер­сию Official PlayStation Magazine, так что вто­рым был ско­рее он, а «Хакер» — треть­им.

    — Какая была мотива­ция откры­вать еще жур­налы?

    — Я тог­да разоча­ровал­ся в тор­говле — из‑за пиратс­тва. До 98 года мне уда­валось вык­ручивать­ся за счет выхода новых прис­тавок и дорогих игр к ним. А потом вдруг ста­ло воз­можно пиратить вооб­ще всё. Мы же были ори­енти­рова­ны на фанатов и тор­говали лицен­зией. Летом 98 года мы переве­ли магазин в интернет, что­бы рас­про­дать остатки товара.

    — В 98 году е‑ком­мерс был доволь­но прог­рессив­ной иде­ей!

    — Мы тог­да не счи­тали это чем‑то необыч­ным. С 96 года у нас уже был сайт Gameland.ru, да и у «Хакера» сайт появил­ся с момен­та откры­тия. Сей­час‑то я уже понимаю, что сто­явший пря­мо в офи­се сер­вер с эти­ми сай­тами — не сов­сем обыч­ная ситу­ация. А тог­да было нор­маль­но.

    — Пос­ле зак­рытия сети вы сос­редото­чились на изда­нии жур­налов?

    — Да, я решил, что изда­тель­ство пер­спек­тивнее. Тираж «Стра­ны игр» дос­тиг уже 80 тысяч, это был хороший доход — тысяч 25-30 дол­ларов в месяц. Я подумал, что 10-20 таких жур­наль­чиков и получит­ся уже тысяч 300.

     

    Первый номер

    — Как и кому приш­ла в голову идея запус­тить «Хакер»? Кто пер­вый ска­зал само сло­во?

    — Игорь Пис­кунов работал у меня в магази­не, он был бра­том одно­го из моих менед­жеров. Тог­да Игорь в чис­ле про­чего начал занимать­ся рек­ламой. Очень кураж­ный был парень! Он пред­ложил сде­лать «Хакер», имея в виду веселый компь­ютер­ный жур­нал. Про взлом мы в тот момент слы­шали, но не более того. Поэто­му решили сде­лать полови­ну жур­нала про компь­ютер­ные игры и поз­вали для это­го Дениса Давыдо­ва.

    Игорь Пискунов
    Игорь Пис­кунов

    — Знаю Дэна! Он ведь потом осно­вал «Навига­тор Игро­вого Мира» и одно вре­мя был глав­редом «Игро­мании»?

    — Да, он в какой‑то момент вдох­нул в нее новую жизнь.

    — В каком году начали работать над «Хакером»?

    — Мы решили сде­лать «Хакер» в августе 98 года, но из‑за кри­зиса перенес­ли откры­тие. Пер­вый выпуск вышел в фев­рале 99-го.

    — Давыдов во вре­мена запус­ка «Хакера» работал в «Стра­не Игр»?

    — Нет, он был не из «Гей­млен­да». Он тог­да с груп­пой людей делал жур­нал «Игро­полис» — еще более пафос­ный, чем Game.EXE. Рос­кошный и гла­мур­ный. Этот жур­нал так и не вышел. Мы тог­да приг­ласили Дениса в «Хакер» вес­ти руб­рику о компь­ютер­ных играх.

    — Как в «Хакер» при­шел леген­дарный глав­ред Сер­гей Пок­ров­ский (SINtez)?

    — Его нашел Игорь Пис­кунов. «Хакер» был его иде­ей, ему я и поручил запуск жур­нала.

    — В пер­вом номере глав­ный редак­тор даже не был ука­зан, вер­но?

    — Да, я не хотел тог­да давать дол­жнос­ти. Молодежь час­то стре­мит­ся занять дол­жность, а я не хотел, что­бы ее занял какой‑то человек, который не может быть редак­тором и тем более глав­редом и толь­ко стре­мит­ся пос­корее попасть на пер­вую строч­ку тит­ров. Я это­го делать не давал — сна­чала нуж­но было доказать, что ты справ­ляешь­ся.

    — Как ско­ро ста­ло оче­вид­но, что Пок­ров­ский дос­тоин?

    — Очень быс­тро. Он был очень энер­гичный, быс­тро соб­рал коман­ду. Боль­шой энту­зиаст хакер­ской куль­туры.

    Сергей Покровский
    Сер­гей Пок­ров­ский

    — Его видение не шло враз­рез с вашими пла­нами делать полови­ну жур­нала про игры?

    — Для меня это было ней­траль­ным фак­тором. Мне казалось, что раз жур­нал для энту­зиас­тов ПК, а полови­на это­го энту­зиаз­ма дер­жится на играх, то о них сто­ит писать, это гаран­тиру­ет допол­нитель­ный спрос. Но мы быс­тро поняли, что и по компь­ютер­ной темати­ке пол­но матери­ала, а наличие раз­дела игр раз­дра­жает фанатов хакин­га.

     

    Протест

    — Как «Хакер» стал таким конт­ркуль­тур­ным, каким он был вна­чале? Так было сра­зу задума­но?

    — В 1998 году Запад нас жес­токо кинул. Я за три дня прев­ратил­ся из богато­го челове­ка в дол­жни­ка, потеряв 3 мил­лиона дол­ларов — из‑за изме­нения кур­са валюты. У меня был дикий над­лом, оби­да и про­тест. Хотелось дать какой‑то ответ. В Рос­сии тог­да не было кру­тых сов­ремен­ных про­изводств, сво­их товаров и брен­дов (или, по край­ней мере, так казалось), и единс­твен­ное, что мы мог­ли про­тиво­пос­тавить, — это наши моз­ги. Пос­коль­ку в Рос­сии есть кру­тые прог­раммис­ты и матема­тики, я добавил жур­налу про­тес­тную мис­сию. Мы про­тив любого офи­циоза, абс­трак­тных кра­сивых слов, про­тив Запада, про­тив пра­витель­ства. И мы вооду­шев­ляем рос­сий­ских пацанов, в том чис­ле из глу­бин­ки, стать прог­раммис­тами и прев­ратить Рос­сию в айтиш­ную дер­жаву — без вся­кой свя­зи с влас­тями. Для меня эта пар­тизан­ская иде­оло­гия была очень важ­на.

    — Из этой же идеи родил­ся и «кис­лотный» дизайн жур­нала?

    — Да, задачу дизай­неру, Рус­лану Рубан­ско­му, имен­но так и пос­тавили — сде­лать пожес­тче, что­бы читал­ся про­тест. Кибер­панков­ский стиль жур­нал обрел уже где‑то через год.

    «Хакер» #9 за 1999 год
    «Хакер» #9 за 1999 год

    — Какая была пер­вая реак­ция пуб­лики на «Хакер»?

    — Реак­ция была момен­таль­ной. Сра­зу же начались звон­ки от круп­ных компь­ютер­ных ком­паний, которые гро­зили отпра­вить нас за решет­ку. Я пом­ню, хозя­ин одной круп­ной компь­ютер­ной сети зво­нил мне и кри­чал: «Ты хочешь, что­бы изна­сило­вали твою пят­надца­тилет­нюю дочь?!», имея в виду что мы тут тоже занима­емся кри­мина­лом — учим людей взла­мывать и вооду­шев­ляем на это. Мне зво­нили сот­рудни­ки орга­нов, на меня заводи­ли дела, вызыва­ли на доп­росы. Но при этом был и вос­торг со сто­роны читате­лей!

    — Вы ничего такого не ожи­дали?

    — Я это­го хотел! Это работа­ло на нашу извес­тность и под­твержда­ло, что про­тест нас­тоящий, искрен­ний. Я в биз­несе с девянос­тых, и доп­росами меня было не испу­гать. Да и суд не озна­чал, что нас зак­роют. Мы выиг­рывали эти суды и про­дол­жали работать.

    — Это началось с пер­вого же номера? Того самого, где были сплош­ные игры и чит‑коды к ним?

    — Имен­но. И я тог­да решил, что хочу поболь­ше жес­ти и хар­дко­ра. Пус­кай зво­нят, пус­кай судят­ся! Нам от это­го толь­ко луч­ше.

    — Как про­давал­ся пер­вый номер «Хакера»?

    — Это не было ни великим про­валом, ни каким‑то огромным дос­тижени­ем. Мы сра­зу выш­ли в при­быль, но неболь­шую.

     

    Легенды

    — Рас­ска­жи под­робнее про Пок­ров­ско­го.

    — С виду Сер­гей был худень­кий, акку­рат­нень­кий парень. Обла­дал огромной энер­гией. Я счи­таю, что он вхо­дил если не в топ-100, то в топ-1000 важ­ней­ших для стра­ны людей. Как еще недав­но Юрий Дудь.

    — В 2002 году Син­тез перес­тал быть глав­редом «Хакера», получил повыше­ние и стал изда­телем. Как это было?

    — Мне казалось, что все люди дол­жны рас­ти, делать биз­нес. Я пред­ложил Сер­гею: «Давай изда­вать дру­гие жур­налы на тему компь­юте­ров и IT». Меш­ками при­ходи­ли пись­ма, часть из них я читал. Кто‑то из под­писчи­ков хотел лег­кого чти­ва, но некото­рые — чего‑то посерь­езнее. Казалось, есть раз­ные пот­ребнос­ти и для каж­дой груп­пы мож­но сде­лать отдель­ное изда­ние. Для сугубо айтиш­ников мы тог­да сде­лали «Хакер Спец».

    — Кого еще можешь вспом­нить из тог­дашних сот­рудни­ков? У вас же были яркие лич­ности, к при­меру, извес­тный ныне Дмит­рий Пуч­ков начинал в «Хакере».

    — В то вре­мя я уже не вни­кал в дела редак­ции, и все это шло нем­ного парал­лель­но. Все­го я запус­тил поряд­ка 80 жур­налов, и детали стер­лись из памяти. С Пуч­ковым пом­ню, что встре­чал­ся и раз­говари­вал — он был взрос­лым серь­езным дядь­кой в отли­чие от мно­гих сот­рудни­ков. Шепова­лова тоже пом­ню по кор­поратив­ным вечерин­кам, вос­хищал­ся его твор­чес­твом, но при­вел его не я. Я тог­да толь­ко сле­дил за общей кон­цепци­ей.

    Офис Gameland на улице Льва Толстого, 2004 год
    Офис Gameland на ули­це Льва Тол­сто­го, 2004 год

    — По ощу­щени­ям редак­ция «Хакера» силь­но отли­чалась от редак­ции «Стра­ны игр»?

    — Конеч­но! В «Хакере» был совер­шенно уни­каль­ный движ­няк, ни с чем невоз­можно срав­нивать. А в «Стра­не игр» были куда более мяг­кие ребята, я бы даже ска­зал, неж­ные.

    — Я вычитал в летопи­сях, что редак­ция меняла читате­лям редак­цион­ные экзем­пля­ры жур­налов на пиво. Ты про это слы­шал?

    — Про такое я не слы­шал. Но жур­налов при­езжал целый гру­зовик, редак­ции давали столь­ко, сколь­ко они про­сили. Тог­да я бы, навер­ное, пре­сек такой обмен, если бы узнал.

    — В чем, по тво­ему мне­нию, уда­ча «Хакера» в ран­ние вре­мена? В чем повез­ло?

    Та­кого жур­нала, как «Хакер», не было ниг­де в мире! В «Хакере» сош­лась акту­аль­ная кон­цепция, силь­ный кон­тент и яркие эмо­ции. Такое прос­то не мог­ло не сра­ботать! Тем более, эко­номи­ка стра­ны и рос­сий­ская ИТ‑индус­трия тог­да рос­ли бешены­ми тем­пами. Мы про­тес­товали, раз­вле­кались, отры­вались, я все это поощ­рял.

     

    Большой «Геймленд»

    — Но в то же вре­мя мне встре­тилась исто­рия про пар­ня с ник­ней­мом Хинт, который отве­чал за выпуск жур­нала, сор­вал срок и был оштра­фован аж на 18 зар­плат и уво­лен. Пом­нишь такое?

    — Клич­ку пом­ню, эпи­зод — нет, но такие исто­рии бывали. Про 18 зар­плат, конеч­но, пре­уве­личе­ние, но штра­фы у нас были, и ини­циато­ром здесь был я. В фин­ской типог­рафии не хотели работать с рос­сий­ски­ми кли­ента­ми, потому что те час­то наруша­ли гра­фик. Я взял на себя обя­затель­ство соб­людать все сро­ки, и это поз­волило сни­зить цену печати. Ведь дорогос­тоящее обо­рудо­вание не может прос­таивать и гру­зови­ки тоже ездят по гра­фику. Я соз­дал культ сво­евре­мен­ной сда­чи, мы написа­ли свой софт — Scanmail (Боря Сквор­цов над ним работал), и на трид­цати телеви­зорах по все­му офи­су мож­но было видеть, как и ког­да сда­ется каж­дый жур­нал. По той же при­чине я вво­дил штра­фы за любую фиг­ню, вклю­чая опоз­дание на работу. Дол­лар в минуту. Это учи­тыва­лось авто­мати­чес­ки — через СКУД и бей­джи. В резуль­тате мы всег­да сда­вали жур­налы вов­ремя, и эти уси­лия оку­пались. На нас мог­ли положить­ся и типог­рафия, и сис­тема рас­простра­нения. Сис­тема работа­ла!

    Gameland, новый офис на Автозаводской, «Мега Плаза», 2009 год
    Gameland, новый офис на Авто­завод­ской, «Мега Пла­за», 2009 год

    — Жур­налы в какой‑то момент ста­ли выходить с дис­ками. Как вы к это­му приш­ли?

    — Пер­вым жур­налом с дис­ком была «Стра­на игр». Я эту идею под­смот­рел на Западе и захотел внед­рить у нас. Я поп­росил у Sony дать нам воз­можность делать дис­ки для жур­нала на их заводе. Дис­ки для пер­вой PlayStation были с чер­ной рабочей повер­хностью, и такие же пер­вые три раза при­лага­лись к выпус­кам «Стра­ны игр». Уви­дев, какой мощ­ней­ший спрос добав­ляет наличие дис­ка, мы ста­ли вкла­дывать дис­ки и в «Хакер». И записы­вали туда кучу вся­ких прог­рамм. Интернет у людей был пло­хой, а у кого‑то и вооб­ще не было, так что для них это было воз­можностью получить дос­туп к новым прог­раммам.

    — Дис­ки тоже печата­ли в Фин­ляндии?

    — Сна­чала в США, потом в Фин­ляндии. Было очень удоб­но, что в одной стра­не печата­ли и жур­нал, и диск, и они при­ходи­ли упа­кован­ными. Но потом вве­ли пош­лины и НДС на ком­пакт‑дис­ки. Мы ста­ли их печатать в Рос­сии и наш­ли под­рядчи­ка, который орга­низо­вал упа­ков­ку. Понача­лу сто­яли тетень­ки, рас­кры­вали пакеты с жур­налами, кла­ли дис­ки и запако­выва­ли обратно. Поз­же мы помог­ли под­рядчи­ку при­обрести и внед­рить быс­трое сов­ремен­ное обо­рудо­вание.

    — Как в те вре­мена выг­лядела редак­ция? Ста­ла боль­ше?

    — Коман­да всег­да была неболь­шой. Мне нра­вил­ся вари­ант с фри­лан­сом, и я был про­тив внут­ренних авто­ров. Написал — зап­латили, написал еще — зап­латили еще. Тог­да было популяр­но вмес­то это­го набирать всех в штат. Не толь­ко у нас, но и в США. Ког­да я был на экскур­сии в Wired и PC World, то был поражен, что у них в редак­ции сидит по 80 человек. У нас пять человек дела­ют жур­нал!

    — Такой штат был толь­ко в «Хакере»?

    — Так было во всех моих жур­налах — кос­тяк редак­торов и внеш­ние авто­ры. Сей­час, навер­ное, ник­то ина­че и не дела­ет, а тог­да это было немыс­лимо, это была револю­ция. Умни­ки с жур­фака пытались мне объ­яснить, что нуж­но взять всех в штат. Я не сог­лашал­ся.

    — В 2006 году был редизайн в более спо­кой­ную сте­зю. Твоя ини­циати­ва или тог­дашне­го глав­реда — Никиты Кис­лицина?

    — Я тог­да понял, что про­тест пора закан­чивать и перехо­дить в более спо­кой­ный фор­мат. Про­тест не может длить­ся бес­конеч­но, ина­че инте­рес гас­нет. И мы ста­ли дви­гать­ся в сто­рону хар­дкор­ного тех­ничес­кого изда­ния.

    Никита Кислицын и Степа Ильин
    Ни­кита Кис­лицын и Сте­па Иль­ин

    — У вас было мно­го сто­рон­них про­ектов, нап­ример энер­гетик «Хакер» час­то вспо­мина­ют (как ужас­ную дрянь, кста­ти).

    — Слу­шай, ну я роман­тичный пред­при­нима­тель! Встре­тил что‑то на Западе, пон­равилось, ска­зал: «А давай!». Чем боль­ше движ­няка, тем боль­ше шан­сов, что что‑то получит­ся. Я, кста­ти, брал себе этот энер­гетик упа­ков­ками, и мне он дрянью не казал­ся. Осо­бен­но нра­вил­ся ори­гиналь­ный дизайн — с проз­рачной бан­кой.

    — В рай­оне 2006 года были вся­кие активнос­ти, типа фут­бола и страй­кбо­ла с читате­лями. Твоя затея или коман­ды?

    — Не пом­ню — ско­рее, не моя. Но я всег­да поощ­рял встре­чи с людь­ми. Как ни стран­но, боль­шинс­тво глав­редов избе­гали встреч с читате­лями. Меня это всег­да поража­ло. Хотели для них писать, но слу­шать и смот­реть в гла­за сво­ей ауди­тории не хотели.

     

    «Рекламная болезнь»

    — Как и куда в ито­ге ушел Пок­ров­ский?

    — О, я очень хорошо пом­ню, как это было. В середи­не нулевых был мощ­ный подъ­ем биз­неса. Денег было мно­го, все накупи­ли дорогих машин, и зар­пла­ты по 3-5, даже 10 тысяч дол­ларов были нор­мой. Пок­ров­ский очень хотел работать с богаты­ми рек­ламода­теля­ми. Тог­да это ста­ло горячей темой в изда­тель­стве, пос­коль­ку они давали сра­зу мно­го денег. У кон­курен­тов был мега­успешный жур­нал «Т3» — про гад­жеты. Сер­гей решил, что под рек­ламные кон­трак­ты хорошо будет открыть лай­фстай­ловый жур­нал, свя­зан­ный с тех­нологи­ями. Типа аме­рикан­ско­го Wired, но лицен­зию на Wired нам не дали. Мы выб­рали изда­тель­ство Ziff Davis, у них был похожий жур­нал Sync. Пок­ров­ский убе­дил меня дать ему пол­милли­она дол­ларов на запуск рус­ско­го Sync. Сей­час я понимаю, что пос­тупил неп­равиль­но. Я не верил в эту идею, и день­ги дал прос­то, что­бы доказать, что она не сра­бота­ет.

    Sync за март 2006 года
    Sync за март 2006 года

    — И Sync не сра­ботал?

    — Нет. Исто­рия вот какая. Через два месяца пос­ле запус­ка зак­рылся аме­рикан­ский Sync. Получи­лось, что весь кон­тент надо было делать самим. Поп­робова­ли — не выш­ло. Для Пок­ров­ско­го это был удар по само­оцен­ке. Собс­твен­но, я же сам всех аги­тиро­вал занимать­ся биз­несом, думать о при­былях, но в этом слу­чае все пош­ло не так. Пок­ров­ский в ито­ге уво­лил­ся. Ког­да мы с ним пос­ледний раз обща­лись, у него было кре­атив­ное агентство, они делали вещи, типа упа­ковок для сока.

    — Вооб­ще, силь­но тог­да зап­росы рек­ламода­телей вли­яли на то, что вы делали?

    — В самом начале, в 98 году рынок рек­ламы игр как раз схлоп­нулся, и все день­ги мы получа­ли от читате­лей. Мне нра­вилась такая модель! В слу­чае с «Хакером» она отлично работа­ла, потому что не нуж­но было убла­жать никаких рек­ламода­телей и подс­тра­ивать­ся под их желания. Я понимал, что либо мы пишем про взлом, либо прев­раща­емся в рек­ламную помой­ку. Но зараза рек­ламы таки про­ник­ла в Gameland. Ког­да от нее зависит полови­на при­были, хочешь‑не хочешь, при­ходит­ся учи­тывать это. И я слу­шал людей, которые говори­ли, что то и это нель­зя писать, потому что не дадут рек­ламу. Впро­чем, «Хакер» по боль­шей час­ти все­го это­го избе­жал, и я спе­циаль­но защищал его. Если «Хакер» пишет про взлом про­дук­та круп­ного вен­дора и тот отзы­вает рек­ламу у все­го «Гей­млен­да», я мог погово­рить с редак­цией о том, как обой­ти такие ситу­ации, прив­лекал юрис­та для кон­суль­таций и так далее. Но никог­да не зап­рещал писать о взло­ме.

    — Со вре­менем при­быль от рек­ламы ста­ла уга­сать?

    — Вооб­ще говоря, «Хакер» никог­да не при­носил ощу­тимой при­были. Имен­но поэто­му, кста­ти, я не мог себе поз­волить им плот­но занимать­ся. В 2008 году мы еще выходи­ли в ноль, а вот к 2012-2013 годам рек­ламы ста­ло сов­сем мало. Ска­зыва­лись в том чис­ле новые законы. В 2012 году у нас исчезло две тре­ти при­были из‑за зап­рета рек­ламы сигарет и алко­голя. У нас же все жур­налы были спе­циали­зиро­ван­ные и нацелен­ные на муж­скую ауди­торию, и без это­го нам было не выжить.

     

    Только цифра

    – Ког­да ты брал меня на работу в 2015 году, уже было извес­тно о том, что бумаж­ная вер­сия «Хакера» вот‑вот зак­роет­ся. Что к это­му под­тол­кну­ло?

    — Я никог­да не дер­жался за «бумагу», даже в самом начале. Собс­твен­но, я готов был зак­рывать ее, как толь­ко 2-3 номера ста­ли бы убы­точ­ными. В 2014 году был кри­зис, потом зак­рыли две тре­ти ларь­ков, и мы от это­го пос­тра­дали боль­ше всех, потому что не мог­ли пла­тить за при­сутс­твие на пол­ках. Нам сре­ди «Известий» и «Ком­сомоль­ских Правд» было прос­то не мес­то. Я счи­таю, что даже в 2008 году не име­ло смыс­ла спа­сать «бумагу». Медиа гло­баль­но изме­нились, бумаж­ные жур­налы ста­ли не нуж­ны, а потом добави­лись дру­гие фак­торы — новые рос­сий­ские законы, сла­бая эко­номи­ка и так далее. Поди сох­рани биз­нес в таких усло­виях!

    — Но зак­рывать сам «Хакер» ты не пла­ниро­вал?

    — Так воп­рос не сто­ял никог­да. У меня дав­но были на него пла­ны — я хотел перек­лючить его на плат­ное циф­ровое рас­простра­нение. Мне хотелось делать кру­той кон­тент для рас­тущей кру­той индус­трии, такой, что­бы за него пла­тили про­фи. Из всех жур­налов единс­твен­ным кан­дидатом был «Хакер». Ни фут­бол, ни компь­ютер­ные игры для это­го не годились.

    Первая версия Xakep.ru с платной подпиской, 2015 год
    Пер­вая вер­сия Xakep.ru с плат­ной под­пиской, 2015 год

    — Как редак­ция отре­аги­рова­ла на весть о зак­рытии «бумаги»?

    — Редак­ция это­го не хотела. Думаю, боялась, что их кон­тент ока­жет­ся недос­таточ­но качес­твен­ным, что­бы его покупа­ли. Собс­твен­но, та редак­ция поч­ти вся раз­бежалась. Я же не сом­невал­ся, что наш кон­тент кру­той и его будут покупать. Поэто­му пос­ледние годы я тре­бовал поболь­ше хар­дко­ра. Про­фес­сиональ­ные учеб­ные матери­алы сей­час нуж­ны — для работы. В отли­чие от рас­ска­зов о том, как кто‑то играл в игру. Парадиг­ма сме­нилась, и обмен впе­чат­лени­ями теперь денег не сто­ит, а вот цен­ная информа­ция для спе­циалис­тов, наобо­рот, сто­ит!

    Подписаться
    Уведомить о
    11 комментариев
    Старые
    Новые Популярные
    Межтекстовые Отзывы
    Посмотреть все комментарии