Новый закон об авторских правах –
DMCA – никому из кулхакеров не понравился!
Зато многим захотелось узнать о нем
побольше. “Ждем продолжения”; “Тема не
только интересна, но и крайне полезна”, “Тема
актуальна и интересна! Продолжайте!!!” –
вот немногие из читательских откликов.

Тем не менее, других желающих
продолжить тему не нашлось. Может быть,
оттого, что вопрос скользкий. Что бы ты ни
сказал о DMCA, всегда найдется человек,
который обольет тебя грязью.

Сегодня мы “разрежем” нашу тему
на два важных вопроса и поковыряем каждый в
отдельности.

1. Хакеры и свобода слова.

И в самом деле! А чего, собственно,
так засуетились наши заокеанские друзья (они
же – зажравшиеся капиталисты)? Только ли от
страха, что хакеры вымрут, как динозавры?
Вовсе нет. Иди речь только о “праве на кряк”
– бессмысленными оказались бы крики о
свободе слова. Ибо кряк есть посягательство
на то, что в наше время ценят даже больше,
чем деньги. На саму частную собственность. А
свобода слова и свобода воровства – весьма
разные вещи. Как это ни покажется странным
юному кулхакеру, полному горячих идей (или
горячительных напитков?). Что же есть в этом
законе такого ужасного? Помимо, разумеется,
угрозы ворам и криволапым ламерам?
Оказывается, защищая авторские права, DMCA
посягает на другое неотъемлемое право
человека. Право получать и распространять
информацию.

Не будем спрашивать, кто
осчастливил беднягу таким правом. Был то
Господь Бог, Бенджамин Франклин или
газетный магнат Руперт Мердок. Но идея о том,
что “люди имеют право знать”, столь же
глубоко укоренена в  сознании свободного
человека, как любовь к пиву. Почему это “право
знать” так важно? Вспомни, как ты был
маленьким, дружок. (Ты и сейчас такой, только
еще этого не понял.) Тебе говорили: “вырастешь,
узнаешь”, “малышам такое знать не положено”..
Право знать делает человека свободным,
взрослым и ответственным. Если глупенький
ламер будет прилежно учиться (чего он
делать не станет, но предположим), то со
временем станет кулхакером. Если получишь
хорошее образование – я сказал, настоящее
образование, а не диплом – то и приличная
работа не за горами.

Перечислим, чем же нам страшен DMCA.
Запрещая копировать информацию, новый
закон закрывает людям путь к образованию.
Часто ли вы, кексы, конспектируете книги?
Если под рукой есть ксерокс. Спроси у своего
старенького профессора – и он, стеная,
начнет рассказывать, как просиживал в
библиотеке штаны. Да еще и зрение портил.
Тому, кто привык пользоваться копиром,
сложно представить жизнь без него.

Современные технологии позволили
сократить рутину. Ксероксы, электронные
библиотеки помогают студенту учиться, а не
мучиться. Но если реализовать DMCA буквально
– получится, что снова придется
переписывать книги от руки. А вдруг и это
запретят? Кто наживется на этом положении –
конечно же, продавцы книг и учебников.
Однако к чему мы придем? Получается, что
компьютерные технологии пожрали самих себя.
Они позволяют с легкостью копировать,
обрабатывать и транслировать информацию –
с такой легкостью, что это копирование
скоро запретят.

Выходит, что DMCA, если реализовать
заложенную в нем идеологию, вообще стоит на
пути технического прогресса. Вот что, в
первую очередь, заставляет людей бояться
этого закона. Ибо в конечном счете, право на
информацию – это гарант нашей политической
свободы. И DMCA, претендуя на наведение
порядка в компьютерном мире, вполне может
принести “Новый порядок” в мир реальный.

Как это происходит?

2. Хакеры и свобода взлома

Вгрыземся в одно краеугольное
положение DMCA – нашего обожаемого закона. То,
в трактовке которого хакеры и парни с
успокоительными дубинками согласия не
нашли. Оно гласит, что человека можно
изловить, как Дмитрия Склярова, и примерно
наказать.

В чем провинился наш
соотечественник? Воровал компьютерные
программы? Бил окна, Windows и физиономию
американского президента? Нет. Законники
поставили знак равенства между “воровством”
и “созданием инструмента для воровства”.
Как мы констатировали в прошлой статье –
правильно сделали. Хакеры рассуждают
следующим образом. Они никому не причиняют
вреда. (Чем, собственно, и отличаются от
крякеров).

Хакер только указывает на
возможность компьютерного преступления. Он
может влезть в сеть фирмы или министерства,
но портить ничего не станет. (А крякер
станет). Ибо хакера интересуют не деньги,
которые он, скажем, сможет присвоить, а
только то, что он может это сделать. О чем и
пишет наш читатель: “само обладание
отмычками (оружием, и т.п..) или их
изготовление не должно являться
преступлением. Преступлением должно быть
только их конкретное применение”. Здесь мы
столкнулись с большой бедой хакера.
Компьютерное преступление имеет
принципиальное отличие от любого другого.

Оно всегда креативно.

Приведем пример, простой, как
завесить компьютер. У человека есть
охотничье ружье. И разрешение на него. (Охотничек
несчастный, как сказал бы почтальон Печкин).
А наш парень берет еще тиски и ножовку. Что
получится? Верно, кекс, обрез. А если
паренька с обрезом застукают? В смысле –
добрый дядя милиционер? То за обрез посадят.
Отчего? А оттого, что с обрезом ты, охотник,
только одно можешь сделать. Сунуть его под
пальто, да совершить бандитское нападение.
А если ты компьютерщик? И создал взломанную,
самую что ни на есть, замечательную
программу? Тогда у тебя, перец, две причины
могли быть.

Либо ты — крякер, с гнусными мотивами.
Тогда закон против тебя. Либо ты — хакер, и
твоя цель – проверить границы своих
возможностей. Вот этого-то ребята с
дубинками и не понимают. Для них подобное
внове. Как если бы бандит, сделавший себе
обрез, стал отговариваться, что просто
любит по металлу работать. Деятельность
хакера – искусство, научный поиск. Закон
этого не понимает.. Вот и получается, что DMCA
– “закон информационной эпохи” –
построен на устаревшем мировоззрении,
древнем, как прялка “Дженни”.

Станет ли кто-нибудь сажать юриста,
который нашел нестыковку в
законодательстве и написал об этом статью?
Разве что в полицейском государстве. То, что
происходит сейчас в Америке, обеспокоило
очень многих. Арестовать человека не за
преступление, а за указание на ошибки
сильных мира сего – это шаг к новому
фашизму. В этом, верно, серьезный недостаток
нового акта. А вовсе не в охоте на крякеров.
В сущности, крякеры никому не нужны – их
никто не любит, что и служит основной
причиной их озлобленности.

Отделить хакеров от крякеров – вот
следующая ступень в эволюции DMCA. Выполнимо
ли это? Очевидно, да. Если между ними вообще
есть разница, следует “научить” закон
видеть ее. Если ты работаешь частным
охранником, то имеешь право носить оружие.
Может быть, хакеры пойдут по подобному пути.
Или же будущее за профессиональной
корпорацией, наподобие коллегии адвокатов
или Пси-корпуса. Найдутся и способы попроще.
Предположим, взломав какую-то систему,
хакер будет обязан сообщить ее владельцу,
где нащупал дыру в их изгороди. А там пусть
сами залатывают.

Другой вопрос – способны ли хакеры
бороться за свои права? Легко сидеть перед
монитором и рассуждать о своей свободе. Но
защищать эту свободу придется в реальном
мире.

Теги:

Оставить мнение

Check Also

Угнать дрон. Методы перехвата управления коптерами

Одновременно с развитием интернета вещей эволюционируют и методы взлома умных девайсов. Ос…