Как известно, с 1 января 2008 года на территории РФ вступила в действие Четвёртая часть Гражданского кодекса РФ. Для большинства из нас это событие прошло абсолютно незамеченным, а между тем данный документ содержит в себе некоторое количество любопытных моментов, которые следует рассмотреть и пристально проанализировать. Что же преподнесли нам в качестве новогоднего подарка добрые дяденьки из Государственной Думы? Остановимся на некоторых моментах. В статье мы будем приводить прямые цитаты из рассматриваемого документа, сопровождая их попутно комментариями в качестве информации для дальнейшего размышления. Итак, начнём…

«Результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются:
1) произведения науки, литературы и искусства;
2) программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ);
3) базы данных;…
11) топологии интегральных микросхем;
12) секреты производства (ноу-хау)…» (часть 1 статьи 1225 ГК РФ).

В рамках данной статьи мы рассмотрим только произведения науки, литературы и искусства (ниже будет объяснено, почему), программы для ЭВМ, базы данных. На все вышеперечисленные результаты интеллектуальной деятельности распространяются интеллектуальные права, которые, согласно статье 1226 ГК РФ, включают «исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие)».

В данном случае нам важно то, что исключительное право признано имущественным правом. То есть правообладатель (некий гражданин или юридическое лицо) имеет все основания требовать в суде взыскания с нарушителя его права некоей (чаще всего огромной) суммы в качестве возмещения. Короче, имущественное право защищено деньгами.

Как верно подметил один адвокат, русский язык и русский юридический язык — это разные языки. Поэтому необходимо объяснить, что такое «исключительное право». Что обсуждаем?

Гражданский кодекс по этому поводу содержит неочевидное определение: «Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства
индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением)» (часть 1 статьи 1229 ГК РФ).

В переводе на близкий нам обыденный русский язык это означает, что в рамках закона правообладатель может делать со своей интеллектуальной собственностью всё, что пожелает. Нам, в общем, безразлично; твой рояль, куда хочешь, туда и ставь, но нужно учитывать, что правообладатель имеет право запрещать или разрешать нам пользоваться плодами его труда. Это тоже справедливо, но не всем по душе. Здесь всем недовольным покажется интересной формулировка пятой части той же статьи: «Ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, в том числе в случае, когда использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия
правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение, устанавливаются настоящим Кодексом. Указанные ограничения устанавливаются при условии, что они не наносят неоправданный ущерб обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации и не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей».

Что это за ограничения и какую пользу они могут принести нам в повседневном труде на ниве бит-хака и патчинга — об этом будет речь чуть позже. Для особо нетерпеливых скажу сразу, что такие ограничения есть!

Однако, небольшое лирическое отступление.… Каждый из нас в своей жизни сотни раз устанавливал те или иные программы. И столько же раз взгляд наш скользил по скучным строчкам Лицензии, будь то GPL и иже с нею, либо (чаще всего) EULA. Мало кто читал и ясно понимал суть написанного, но никто не сомневался при нажатии кнопки (или проставлении галочки) с надписью «Agree» («Согласен»). Жаль. Это увлекательное чтение! Например, там можно найти положения вроде отказа производителя от всяческой ответственности. То есть, изготовитель программы вообще ни за что не отвечает! Сколько раз Вы с этим соглашались? И что, ни разу не хотелось придушить или прижечь паяльником криворуких программеров, детище
которых загубило твой многочасовой (многодневный, многонедельный, многомесячный, многолетний труд (нужное подчеркнуть))? 🙂

Ещё один немаловажный момент в EULA — фрагмент, посвящённый применимому праву и порядку судебного разрешения споров. Всё это обзывается как-то вроде «Governing law», «Applicable law» или нечто вроде того. А насколько справедливо всё это? С чем вы соглашаетесь? Какое право будет применяться (заметьте, — вне зависимости от Вашего гражданства и места проживания)?

Чаще всего нам предлагают законодательство неких США в целом и штата Калифорнии в частности. Однако встречаются приверженцы законов Южной Каролины (EULA программы DVD Idle производства компании с китайским названием — Fengtao Software Inc.), и штата Вашингтон (для американцев) (MS Office). Вообще, география обширна и включает в себя такую экзотику как Ирландия (Adobe Inc.), Новый Южный Уэльс (это в Австралии), Сингапур (Creative), Новая Зеландия, Кипр (Agnitum). Особо бойкие продавцы указывают, что никакие международные договоры вроде такой мелочи как Венская Конвенция о купле-продаже товаров применяться не могут. Здесь неожиданно радуют ребята из Ahead Nero AG, указавшие в EULA к седьмой
версии своего пакета программ, что применяется помимо всего прочего и законодательство страны, в которой устанавливается программа. Впрочем, Microsoft, не отстаёт и указывает, что «если вы приобрели программное обеспечение в любой другой стране (то есть, кроме США), применяются законы этой страны».

Какое всё это имеет отношение к Гражданскому кодексу? Прямое, ведь EULA это лицензионный договор, который кодексом определяется как «предоставление другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах» (часть 1 статьи 1233 ГК РФ). По лицензионному договору одна сторона — правообладатель (лицензиар) предоставляет другой стороне (лицензиату) право использования результата интеллектуальной деятельности в предусмотренных договором пределах.

В то же время лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату. Иными словами, с программой можно делать только то, что прямо разрешено любезным создателем.

Ну, ладно. Предположим, что программу мы купили, установили, согласились, не глядя, со всем написанным в лицензии. Что дальше? Оказывается, и после этого существуют подводные камни! Обратимся к норме закона: «Лицензиат обязан представлять лицензиару отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если лицензионным договором не предусмотрено иное. Если в лицензионном договоре, предусматривающем представление отчетов об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, отсутствуют условия о сроке и порядке их представления, лицензиат обязан представлять такие отчеты лицензиару по его требованию». Это не
бред, это часть 1 статьи 1237 ГК РФ.

Кто-то возразит, что, мол, отчёт — дело скользкое: поди попробуй потребовать его у меня лично. Может быть, это абсолютно оторванная от реальности норма? Какой дурак будет требовать что-то в России? Однако таких самоуверенных юзеров можно ткнуть носом в текст EULA MS Office 2007, где чёрным по белому сказано, что «время от времени программное обеспечение будет обновлять или просить загрузить функцию проверки, являющуюся частью программного обеспечения. Функция проверки проверяет, что программное обеспечение активировано и на него есть лицензия». В свою очередь активация «связывает использование программного обеспечения с конкретным устройством. Во время активации программное обеспечение
передает сведения о программном обеспечении и оборудовании в корпорацию Майкрософт. Эти сведения включают версию, язык программного обеспечения и идентификатор продукта, а также IP-адрес устройства и сведения, полученные из аппаратной конфигурации устройства».

Всё это и есть отчёты об использовании программного продукта, причём «используя программное обеспечение, вы тем самым даете согласие на передачу этих сведений». При этом нас баюкают уверениями, что все передаваемые сведения конфиденциальны, не используются для определения личности и для связи с нами, однако настораживает такой пассаж: «Программное обеспечение подпадает под действие экспортного законодательства США. Вы обязаны соблюдать все нормы национального и международного экспортного законодательства, применимые к программному обеспечению. Это законодательство включает ограничения по конечным пользователям, порядку и регионам конечного использования».

Помимо праведного возмущения в ключе того, что среднестатистическому российскому юзеру до лампочки экспортное законодательство США, ноги холодеют при мысли о том, что абстрактное государство может установить некие ограничения по конечным пользователям. Конечный пользователь — это ТЫ. Можешь представить себе ситуацию, в которой те же США установят ограничение в отношении конкретно ТЕБЯ? Даже страшно подумать, чем это может быть вызвано. Нам ум так и лезут угрюмые дядьки в чёрном (или в сером), которые придут к тебе среди ночи для того, чтобы причинять тебе добро и творить справедливость…

Вернёмся к нашим баранам. Всем известно, что владельцы авторских прав на программы очень болезненно реагируют на любые попытки раскрыть для изучения исходные коды их творений. Конечно, всё это частная собственность и охраняется законом, но Четвёртая часть Гражданского кодекса заслуживает аплодисментов. Почему? Об этом речь ниже.

«Объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения».

«К объектам авторских прав также относятся программы для ЭВМ, которые охраняются как литературные произведения». Всё это — часть 1 статьи 1259 ГК РФ.

Теперь программы для ЭВМ приравнены к литературным произведениям, и это логично. Любая программа пишется на том или ином языке программирования, и здесь уместна аналогия с алфавитом и нотами: букв в русском алфавите всего тридцать три, а нот всего семь, но именно их сочетания создают то или иное произведение. Здесь вопросов не возникает.

Дословная цитата:

«Статья 1261. Программы для ЭВМ
Авторские права на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код, охраняются так же, как авторские права на произведения литературы. Программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения».

Правомочия автора — это правомочия по использованию произведения (читай — программы). При этом часть 2 статьи 1270 ГК РФ указывает, что «использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности:

1) воспроизведение произведения, то есть изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме, в том числе в форме звуко- или видеозаписи… При этом запись произведения на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ, также считается воспроизведением, кроме случая, когда такая запись является временной и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование записи или правомерное доведение произведения до всеобщего сведения;
2) распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров;…
9) перевод или другая переработка произведения. При этом под переработкой произведения понимается создание производного произведения (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки и тому подобного). Под переработкой (модификацией) программы для ЭВМ или базы данных понимаются любые их изменения, в том числе перевод такой программы или такой базы данных с одного языка на другой язык, за исключением адаптации, то есть внесения изменений, осуществляемых исключительно в целях функционирования программы для ЭВМ или базы данных на конкретных технических средствах пользователя или под управлением конкретных программ пользователя;…
11) доведение произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения)».

Таким образом, русификация программы без согласия на то автора, копирование (на болванки, флешки и т.д.), распространение — законом запрещены.

Теперь прикиньте — сколько законопослушных юзеров становятся автоматически правонарушителями только потому, что своими силами осуществляют, например, русификацию некоей супер-пупер полезной утилиты. При этом никто и в мыслях не держит возможность поживиться за чужой счёт, продавая локализованные программы или лэнгпаки. Чёрт возьми, я хочу удобства, хочу работать с программой на моём родном языке! Если разработчик не может или не хочет пойти мне навстречу, я переведу всё САМ и горе тому, кто меня в этом упрекнёт!

Однако самое вкусненькое и одновременно волнующее нас с вами заключено в огромной статье, которая достойна того, чтобы её процитировать целиком и полностью!

«Статья 1280. Свободное воспроизведение программ для ЭВМ и баз данных. Декомпилирование программ для ЭВМ

1. Лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ или экземпляром базы данных (пользователь), вправе без разрешения автора или иного правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения:

1) внести в программу для ЭВМ или базу данных изменения исключительно в целях их функционирования на технических средствах пользователя и осуществлять действия, необходимые для функционирования таких программы или базы данных в соответствии с их назначением, в том числе запись и хранение в памяти ЭВМ (одной ЭВМ или одного пользователя сети), а также осуществить исправление явных ошибок, если иное не предусмотрено договором с правообладателем;
2) изготовить копию программы для ЭВМ или базы данных при условии, что эта копия предназначена только для архивных целей или для замены правомерно приобретенного экземпляра, в случаях, когда такой экземпляр утерян, уничтожен или стал непригоден для использования. При этом копия программы для ЭВМ или базы данных не может быть использована в иных целях, чем цели, указанные в подпункте 1 настоящего пункта, и должна быть уничтожена, если владение экземпляром таких программы или базы данных перестало быть правомерным.

2. Лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, вправе без согласия правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения изучать, исследовать или испытывать функционирование такой программы в целях определения идей и принципов, лежащих в основе любого элемента программы для ЭВМ, путем осуществления действий, предусмотренных подпунктом 1 пункта 1 настоящей статьи.

3. Лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, вправе без согласия правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения воспроизвести и преобразовать объектный код в исходный текст (декомпилировать программу для ЭВМ) или поручить иным лицам осуществить эти действия, если они необходимы для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной этим лицом программы для ЭВМ с другими программами, которые могут взаимодействовать с декомпилируемой программой, при соблюдении следующих условий:

1) информация, необходимая для достижения способности к взаимодействию, ранее не была доступна этому лицу из других источников;
2) указанные действия осуществляются в отношении только тех частей декомпилируемой программы для ЭВМ, которые необходимы для достижения способности к взаимодействию;
3) информация, полученная в результате декомпилирования, может использоваться лишь для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы для ЭВМ с другими программами, не может передаваться иным лицам, за исключением случаев, когда это необходимо для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы для ЭВМ с другими программами, а также не может использоваться для разработки программы для ЭВМ, по своему виду существенно схожей с декомпилируемой программой для ЭВМ, или для осуществления другого действия, нарушающего исключительное право на программу для ЭВМ.

4. Применение положений, предусмотренных настоящей статьей, не должно наносить неоправданный ущерб нормальному использованию программы для ЭВМ или базы данных и не должно ущемлять необоснованным образом законные интересы автора или иного правообладателя».

Браво, дяденьки из Государственной Думы! Вы дали нам именно то, чего мы добивались! Вы только подумайте, какие перспективы открывают нам права «внести в программу для ЭВМ или базу данных изменения», «осуществить исправление явных ошибок». Конечно, черпак дёгтя в виде «если иное не предусмотрено договором с правообладателем» присутствует, но это мелочь. Естественно, правообладатель никогда не даст такого согласия. Тот же MS в тексте лицензии на свой Office грозно перечисляет нам то, чего мы делать не вправе:

«пытаться обойти технические ограничения в программном обеспечении;
вскрывать технологию, декомпилировать или деассемблировать программное обеспечение, если это прямо не разрешено применимым законодательством, несмотря на данное ограничение;
создавать больше копий программного обеспечения, чем указано в этом соглашении или разрешено применимым законодательством, несмотря на данное ограничение;
публиковать программное обеспечение, предоставляя другим лицам возможность его скопировать;
использовать программное обеспечение каким-либо противозаконным способом;
предоставлять программное обеспечение в прокат, в аренду или во временное пользование;
использовать программное обеспечение для предоставления сетевых услуг на коммерческой основе».

Вроде бы никак не можем обойти этот запрет, тем более, что условия лицензии нам попросту навязывают: «Заключение лицензионных договоров о предоставлении права использования программы для ЭВМ или базы данных допускается путем заключения каждым пользователем с соответствующим правообладателем договора присоединения, условия которого изложены на приобретаемом экземпляре таких программы или базы данных либо на упаковке этого экземпляра. Начало использования таких программы или базы данных пользователем, как оно определяется этими условиями, означает его согласие на заключение договора» (часть 3 статьи 1286 ГК РФ). Договор присоединения это такой договор, с условиями которого можно либо
согласиться, либо отвергнуть их. Третьего не дано.

Однако не всё так безнадёжно. Та же часть 2 статьи 1280 ГК РФ даёт нам право «изучать, исследовать или испытывать функционирование такой программы в целях определения идей и принципов, лежащих в основе любого элемента программы». Более того, вернитесь назад и ВНИМАТЕЛЬНО перечитайте заново часть 3 данной статьи. Вы увидите, что здесь нет оговорки «если иное не предусмотрено договором с правообладателем». Следовательно, всё указанное в части 3, можно осуществлять независимо от того, разрешает ли это правообладатель или истерически запрещает под угрозой кары небесной, импотенции и порчи. Повторяю ещё раз, медленно и с улыбкой магическое словосочетание: «право декомпилировать».

При этом в законе есть не то что лазейка, а целый подземный ход и бункер-бомбоубежище. Вдумайтесь в слова «если они необходимы для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной этим лицом программы для ЭВМ с другими программами, которые могут взаимодействовать с декомпилируемой программой». Для тех, кто не понял, перевожу умозрительное условие в конкретную ситуацию: если мне нужно, чтобы написанная мною лично программа А корректно взаимодействовала с чужой программой В, то я имею право вскрыть потроха программы С, которая взаимодействует с программой В.

На примитивном уровне: если Вася хочет стать бой-френдом Клавы, то он может прооперировать её нынешнего бой-френда Петю, чтобы изучить его внутренности и самому стать таким как Петя. Прям жуть в духе Ганнибала Лектора :)))

И плевать на условия правомерности декомпиляции, на то, что всё это «не может использоваться для разработки программы для ЭВМ, по своему виду существенно схожей с декомпилируемой программой для ЭВМ». Тут бабушка надвое сказала. Дело в том, что, например, ВСЕ текстовые редакторы существенно схожи. ВСЕ шредеры существенно схожи. Вообще, все утилиты, предназначенные для выполнения определённой задачи, существенно схожи, так как для выполнения задачи используют одни алгоритмы и принципы. Главное не переборщить, не навалять клон с интерфейсом один в один.

Правда возникает один нехороший вопрос по поводу того, что юридически именуется как «технические средства защиты авторских прав». Да, да, это те самые обфускаторы, а также прибамбасы вроде Armadillo и им подобные штучки.

Вновь слово закона: «Статья 1299. Технические средства защиты авторских прав
1. Техническими средствами защиты авторских прав признаются любые технологии, технические устройства или их компоненты, контролирующие доступ к произведению, предотвращающие либо ограничивающие осуществление действий, которые не разрешены автором или иным правообладателем в отношении произведения.
2. В отношении произведений не допускается:
1) осуществление без разрешения автора или иного правообладателя действий, направленных на то, чтобы устранить ограничения использования произведения, установленные путем применения технических средств защиты авторских прав;
3. В случае нарушения положений, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя возмещения убытков или выплаты компенсации в соответствии со статьей 1301 настоящего Кодекса, кроме случаев, когда настоящим Кодексом разрешено использование произведения без согласия автора или иного правообладателя».

Вспоминается мне одна программа, не помню уж точно её название, но суть была в том, что её разработчики прямо в тексте лицензии решили вышеозначенный нехороший вопрос весьма своеобразно. Они прямо предлагают в случае возникновения необходимости получения исходников обращаться напрямую к ним. После установления личности обратившегося и подтверждения исключительно благих намерений изучения кода они обязуются предоставить все интересующие материалы…

Вот и кажется мне, что придётся всем разработчикам идти той же дорогой. То есть технические средства защиты авторских прав (вспомните, кстати, о DRM) никуда не денутся; нет смысла их убирать. А вот контролировать изучение и исследование отдельными энтузиастами вполне реально: запрос – идентификация – ответ. Идиллия! Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что это те же яйца, только в профиль. Всё та же NDA. И даже санкция за нарушение условий этой своеобразной NDA в кодексе предусмотрена:

«Статья 1301. Ответственность за нарушение исключительного права на произведение
В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель, наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:
в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;
в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения».

Напоследок лаконичная цитата:

«Статья 1253. Ответственность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушения исключительных прав
Если юридическое лицо неоднократно или грубо нарушает исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, суд может в соответствии с пунктом 2 статьи 61 настоящего Кодекса принять решение о ликвидации такого юридического лица по требованию прокурора.
Если такие нарушения совершает гражданин, его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя может быть прекращена по решению или приговору суда в установленном законом порядке».

Правообладатели уже зашевелились… Громкие процессы впереди.

Оставить мнение

Check Also

Безопасность превыше всего. 9 простых трюков, которые сделают жизнь линуксоида секьюрнее

Жизнь обычных людей складывается из мелочей. Жизнь линуксоида складывается из множества ма…