Однажды, около 12 лет назад, Ларри Пейдж и Сергей Брин позвонили Джону Дуерру.
Несколькими месяцами ранее соучредители Google получили 12.5 миллионов долларов
от Kleiner Perkins Caufield & Byers, венчурной фирмы Дуерра, и столько же от
Sequoia Capital. Когда они брали деньги было оговорено, что они наймут не
принадлежащего к данному учреждению человека, чтобы заменить Пейджа на посту
генерального директора. Это являлось общепринятой стратегией обеспечения
"взрослого контроля" над неопытными основателями. Но соучредители изменили
своему слову. Они сказали: "Мы поменяли наше мнение. Мы считаем, что можем
вдвоем руководить компанией", — вспоминает Дуерр.

Первым желанием Дуерра было немедленно продать его акции, но он сдержался.
Дуерр сделал Пейджу и Брину предложение: он организует для них встречи с самыми
замечательными генеральными директорами в Силиконовой долине, так чтобы они
смогли получить больше представления о том, что включает в себя данная работа.
"После этого", — сказал он им, — "если вы решите, что нам нужно искать кого-то,
мы поищем. А если не захотите, тогда я приму решение на счет этого". Пейдж и
Брин совершили волшебное таинственное путешествие к королям мира высоких
технологий: Стиву Джобсу (Apple), Энди Гроуву (Intel), Скотту Куку (Intuit),
Джефу Безосу (Amazon .com) и другим. Затем они вернулись к Дуерру.

Они сообщили о своем согласии и были готовы нанять генерального директора. Но
они имели на примете лишь одного человека: Стива Джобса.

К счастью, Дуерр смог убедить их расширить их сеть и вскоре познакомил их с
Эриком Шмидтом, который занял должность генерального директора в 2001 году.
Первые два года были трудными. В 2002 году основатели по прежнему казались
обиженными, когда обсуждали наем Шмидта. Инвесторы, сообщил Брин репортеру,
"чувствуют себя хорошо", теперь им нет необходимости беспокоиться о том, что же
"два хулигана собираются сделать с их миллионами". Но с течением лет, когда
Google под руководством Шмидта превратилась в третью крупнейшую технологическую
компанию в мире, Пейдж и Брин начали искренне ценить своего генерального
директора. Пейдж позже описал наем Шмидта как "замечательное" событие.

Теперь, спустя 10 лет существования, когда доходы Google выросли с 100
миллионов долларов до почти 30 миллиардов долларов, Пейдж наконец снова стал
генеральным директором. Он всегда чувствовал, что может исполнять эту роль.
Широкая публика может не оценить значения перемен — для большинства Пейдж
является одним из взаимозаменяемых странных "парней из Google". Но Пейдж
уникален и мог потенциально внести такой же вклад, как и Билл Гейтс и Стив
Джобс. Никто не может лучше изложить амбиции компании Google, ее этику и
мировоззрение. В то же время, Пейдж бывает эксцентричным, высокомерным и
скрытным. Под его руководством деятельность компании будет предсказать еще
труднее.

Рre-IPO 2004 (первоначальное публичное предложение акций) компании Google,
осуществляемое комиссией по ценным бумагам и биржам, включало заявление от
Пейджа для потенциальных держателей акций, где он, как известно, предупредил,
что "Google не традиционная компания. И не собирается таковой становиться". В
последующие годы, Google сдержала обещание. Но входя в управляющую тройку, Шмидт
помогал балансировать между специфическими стремлениями основателей и более
традиционными практиками. Но с того момента когда Пейдж взял власть в свои руки,
никто не уверен как — и будет ли вообще — сохранен деликатный баланс. Теперь
компания в руках настоящего корпоративного радикала.

Некоторые черты Ларри Пейджа конечно же положительны. Он талантлив, он уверен
в себе, он скуп в плане социального взаимодействия. Но доминирующей
характеристикой являются его безграничные амбиции, как в выражении своей
индивидуальности, так и в планах по улучшению состояния планеты в целом. Он
рассматривает технологический бум как шанс реализовать эти амбиции и посмотреть
на тех, кто не сможет этого сделать, бесстыдно упустив возможность. Для Пейджа
единственным настоящим поражением является не пытаться быть оригинальным и
ярким. "Даже если ты потерпишь поражение в реализации своих амбиций, очень
сложно потерпеть полный крах", — говорит он. "Это то, чего люди не понимают".

Пейдж является рефлексивным чемпионом больших — иногда далеких от реальности
— идей. Даже "гуглеры" (не луддиты) сами шутят, что Пейдж "слетал в будущее,
потом вернулся, чтобы сообщить нам об этом". Один инженер вспоминает, как
когда-то он пошел обсудить обреченный на поражение проект с Пейджем, и все
закончилось разговором о частных вопросах ядерного синтеза. "Ларри не спрашивает
себя: ‘Как я могу помочь этому человеку?’", — говорит он. "Вместо этого он
задается вопросом: ‘Десять лет спустя, что же будет оказывать максимальное
влияние на человечество?’".

Сейчас Пейдж занят возобновлением энергии и драйва Google, и в какой-то мере
он является подходящим человеком для выполнения данного задания. Возможно, он
также самый необычный человек, управляющий компанией с доходом в 30 миллиардов
долларов. За первые 12 лет своего существования Google совершила большой скачок.
И не собирается на этом останавливаться.

"Ты не можешь понять Google", — говорит вице-президент Марисса Майер, — "пока
не узнаешь, что и Ларри, и Сергей были детьми Монтессори". Майер пояснила, что
они воспитывались в школах, основанных на образовательной философии Марии
Монтессори, итальянского врача, родившегося в 1870 году. Она считала, что
необходимо предоставлять свободу детям в выражении их интересов. "В школе
Монтессори ты рисуешь, потому что тебе есть что выразить или ты хочешь заняться
этим сегодня, а не потому что так сказал учитель", — отмечает она. "Это повлияло
на то, как Ларри и Сергей подходят к проблемам. Они всегда спрашивают, почему
все сделано так? Просто так были ранее запрограммированы их мозги".

Продолжение

Источник:

http://www.wired.com/magazine/2011/03/mf_larrypage/

Оставить мнение

Check Also

Внедрить в мобильное устройство вредоносный чип или подменить тачскрин не так сложно

Специалисты из израильского университета имени Бен-Гуриона доказали, что незаметно подмени…