Пейдж вырос в Ист Лансинге, Мичиган, где его отец преподавал информатику в
университете. Ларри хотел стать изобретателем, не только из-за его интересов и
способностей к математике и технологическим наукам, но и, как говорит сам Пейдж,
он планировал изменить мир.

Пейдж не был "светским львом" — те, кто с ним взаимодействовали, часто
задавались вопросом, не было ли у него синдрома Аспергера — он мог нервировать и
лишать силы духа людей просто не разговаривая. Но когда он говорил, он часто
выдвигал неожиданные идеи, которые были на грани фантастики. После окончания
Университета в Мичигане он стал одержим транспортными средствами и строил планы
по замене обычной школьной автобусной системы на детально разработанную
монорельсовую систему, обеспечивающую "фантастическое" перемещение между
общежитиями и классами.

Возможно, идеи Пейджа были фантастическими, но его видение всегда имело
коммерческое приложение. "С 12 лет я знал, что создам компанию", — говорит он. В
1995 году Ларри направился в Стэнфорд для получения ученой степени. Это было не
только лучшим местом для изучения компьютерных наук, но и вследствие
интернет-бума — мировой столицей предпринимательских амбиций. Пейдж был
впечатлен биографией Никола Тесла, выдающегося сербского ученого, который умер в
неизвестности несмотря на его вклад, который вполне может сравниться с тем, что
сделал Томас Эдисон. "Это была печальная история", — говорит Пейдж. "У меня
такое чувство, что он мог достичь намного большего, если бы у него было больше
ресурсов. И он испытывал трудности при получении прибыли от того, что
производил. Возможно даже большие, чем должен был. Я думаю, это был для
меня хороший урок. Я не хотел просто создавать вещи, я хотел сделать мир лучше".

И Пейдж сделал. В сотрудничестве с Сергеем Брином, однокашником, с которым он
встретился весной 1995 года, Ларри создал BackRub, поисковую систему, которая
использовала связанную структуру сети для предоставления более качественных
результатов по сравнению с лучшими коммерческими продуктами того времени. Сперва
Пейдж и Брин не хотели бросать научные программы, пытались продать лицензию на
технологию существующим веб-компаниям. Когда они потерпели неудачу, то
переименовали свою поисковую систему в Google, создали собственную компанию, и
начали искать источники финансирования.

"Очень плохо, если бы компания провалилась", — говорит Пейдж. "Мы
действительно собирались создать что-то стоящее".

Несмотря на то, что оба основателя были технически подкованными и обладали
хорошим воображением, Пейдж был генератором идей. "Ларри всегда хотел создать
нечто глобальное, и как только представилась возможность, дело было запущено с
максимальной скоростью", — говорит Крейг Силверштайн, первый сотрудник Google.
"Я не думаю, что Сергей имеет такие же стремления, как Ларри, и не могу сказать
чтобы произошло, если бы Сергей взял бразды правления в свои руки".

Даже после того, как Шмидт занял пост директора, Пейдж продолжил определять
основные направления компании. Пейдж хотел, чтобы все сотрудники Google мыслили
по-крупному. Это было его характерной чертой. Если кто-то выдвигал идею, Пейдж
всегда противопоставлял ей вариант, который был на порядок амбициозней. В 2003
году, когда руководители встретились, чтобы обсудить открытие технических
отделов за рубежом, Шмидт задал Пейджу вопрос, какими он видит темпы роста
компании.

"Сколько инженеров у компании Microsoft?", — спросил Пейдж.

Около 25 000, ответили ему.

"Нам необходим миллион", — ответил Пейдж абсолютно серьезно.

На этом этапе развития Шмидт положил отеческую руку на плечо Пейджа и вернул
его к реальности. Теперь, когда Пейдж является генеральным директором,
маловероятно, что эта рука пор прежнему будет находиться там.

Что же это значит? Если руководствоваться данными из истории, идеалистические
порывы Пейджа могли стать вылиться в потери, в беспорядочно развивающуюся
компанию. В 2008 году компания Google участвовала в организованном FCC аукционе
по продаже спектра частот, используемого широкополосными сетями мобильной связи.
По условиям аукциона, если бы спектр был продан дороже определенной цены, то
победитель должен был позволить другим компаниям запускать устройства в своих
сетях — это то, что было очень на руку Google, но чего пытались избежать
телекоммуникационные компании. Руководители Google беспокоились о том, что такие
компании специально будут предлагать цену ниже базовой. Таким образом компания
была вовлечена в игру "кто первым струсит", где ставка была очень высока. Google
могла бы предложить за спектр достаточно высокую цену, чтобы превзойти базовую
величину, а затем выйти из игры. Но это делало компанию потенциально уязвимой;
если бы никто не назначил большую цену, она бы осталась у разбитого корыта с
многомиллиардным спектром, для использования которого он была недостаточно
готова. "Google определенно хотел проиграть", — говорит главный экономист
компании. К большому облегчению Google, компания Verizon назначила большую цену,
и Google смог выйти сухим из воды.

Хотя оказалось, что у Ларри были на это иные взгляды, согласно Ричарду Витту,
который в Google отвечал за аукцион, Пейдж подзуживал Google превзойти цену
Verizon. Позже он обосновал свой порыв зацикленной логикой. "Очевидно, что ты не
сделаешь ставку, если читаешь, что теряешь деньги ", — заметил он. "Если кто-то
еще повышает цену, ты знаешь, что вероятно не потеряешь деньги. Это значит, что
ты, возможно, заплатишь больше. И об этом действительно надо подумать".

"У Ларри всегда имеются нереальные идеи, которые сложно реализовать", —
говорит разработчик ПО в Google Эрик Вич. "И он хочет, чтобы все было исполнено
сейчас же". В начале 2000-х Вич работал над тем, что должно было впоследствии
стать рекламной системой компании. Пейдж был абсолютно уверен, что программа
являлась простой и масштабируемой — рекламодателям не придется иметь дело с
коммивояжёрами, подбирать ключевые слова, или делать что-либо помимо сообщения
номера кредитной карты. Этот подход помог создать самый успешный рекламный
интернет-продукт в истории. Но некоторые другие предложения были непонятны. Во
время одного из собраний Вич заметил, что не все страны повсеместно используют
кредитные карты. Пейдж предложил брать плату в соответствии со страной — в
Узбекистане, по его предложению, Google может брать плату козами. "Возможно, мы
сможем перейти к этому", — ответил Вич, "но сперва давайте убедимся, что мы
можем воспользоваться Visa и MasterCard".

Источник:

http://www.wired.com/magazine/2011/03/mf_larrypage/

Оставить мнение

Check Also

В гостях у чертёнка. FreeBSD глазами линуксоида

Порог вхождения новичка в мир Linux за последние десять-пятнадцать лет ощутимо снизился. О…