Все-таки после того, как Пейдж стал генеральным директором его сумасшедшие порывы будут сдерживаться теми, кто его окружают. Действительно, гуглеры поняли, что самый лучший способ противодействия некоторым его наиболее проблемным особенностям – не вести прямых дискуссий, а вводить его в заблуждение. Например, Уэсли Чан, главный менеджер по продукции, совсем не согласен с идеями Пейджа относительно дизайна продуктов. Но он понял, что вместо спора с Пейджем, лучшей стратегией будет «дать ему в руки что-то блестящее для игры». Например, в начале одного из обзоров продукта Google Voice он предоставил возможность Пейджу и Брину выбрать их собственные номера телефонов для нового сервиса. В течение следующего часа, 2 товарища совершали мозговой штурм, воплощая в жизнь математический каламбур, в то время как проходил обзор продукта.

Но несмотря на то, что легко глумиться над причудами Пейджа — его странными навязчивыми идеями, его нереальными ожиданиями, его нетерпением, желанием всего добиться сразу — иногда его кажущиеся сумасшедшими идеи приводили к созданию прорывных инноваций, и, в конце концов, скептичным гуглерам приходилось признавать, что Пейдж был прав. Так произошло в 2003 году, когда Дэннис Гриффин, руководитель небольшой команды в Google, занимающейся клиентской поддержкой, попросила Пейджа расширить персонал. Вместо этого он сказал ей, что вся идея клиентской поддержки нелепа. Вместо того чтобы осуществлять невыполнимую задачу, отвечая каждому пользователю в отдельности, по словам Пейджа, компания Google должна дать возможность пользователям отвечать на вопросы друг друга. Идея настолько противоречила принятой практике, что Гриффин, казалось, что скоро она сойдет с ума. Но Google реализовала предложения Пейджа, создав систему под названием Google Forums, которая позволяет пользователям делиться знаниями и отвечать на вопросы друг друга относительно технической поддержки. Это сработало, и после этого Гриффин ссылалась на данный случай как на доказательство великолепной интуиции Пейджа.

Одна из жалоб на текущую, огромных размеров версию Google Inc. заключается в том, что бюрократия замедляет прогресс. Скоро это изменится, потому что скорость — одна из основных навязчивых идей Пейджа. «Он всегда все измеряет», — говорит давний представитель Google Меган Смит. Однажды она шла с Пейджем по улице в Марокко, когда он неожиданно затянул ее в интернет-кафе и сразу же начал измерять время, которое там требуется для загрузки веб-страницы браузером.

«Когда люди создают демо-версии и они медленные, я, как известно, начинаю считать», — говорит Пейдж. «Один одна тысяча, два одна тысяча. Это обычно привлекает внимание людей». Пол Бучхайт, создатель Gmail, вспоминает представление ранней демо-версии данного сервиса в офисе Пейджа. Пейдж скорчил гримасу и сказал ему, что сервис работает слишком медленно. Бучхайт возразил, но Пейдж повторил свою претензию, аргументируя тем, что на перезагрузку потребуется, по меньшей мере, 600 миллисекунд. Бучхайт подумал: «Ты не можешь этого знать». Но когда он вернулся в свой офис, он проверил журналы сервера. 600 миллисекунд. «Он попал в точку», — говорит Бучхайт. (Концентрация Пейджа на скорости, вероятно, ведет к его пресловутому прагматичному — некоторые говорят скучному — проектированию. Он активно противостоит бросающимся в глаза анимациям, переходам, или всему, что отклоняется от абсолютной простоты).

Когда Шмидт был у власти, Пейдж был волен заниматься всем тем, что его интересовало. Он с усердием посвящал себя проектам, которые, по его ощущениям, могли внести наибольший вклад в компанию. Именно Пейдж попросил о встрече главу небольшой начинающей компании по производству мобильного программного обеспечения, ошеломив ее основателя Энди Рубина предложением продать им Android. Рубин теперь вице-президент по техническим разработкам в Google, а Android является одной из крупнейших ценностей компании.

Именно Пейдж мечтал создать цифровые копии всех книг мира. Многие признали задачу невыполнимой, но Пейдж отказался принимать это. Может быть, это дорого, но, конечно же, это возможно. Чтобы определить, сколько же времени займет данный процесс, Пейдж и Марисса Майер временно установили книжный сканер в его кабинете, координируя перелистывание страниц Майер метрономом. Затем он составил электронные таблицы: сколько страниц ему будет необходимо просканировать, сколько будет стоить сканирование каждой страницы, какой объем памяти потребуется. В конце концов, он убедился, что затраты и необходимый временной период были приемлемыми. Его поразило то, что даже его таблицы с данными не рассеяли скептицизм тех, с кем он поделился своим проектом. «Я бегло рассмотрел данные с людьми, и они не поверили им», — сообщил он позже.

Пейдж был разочарован тем, что критики не оценили по достоинству преимущества его проекта по оцифровке книг и создали ряд юридических проблем, которые могут, в конечном счете, его потопить. «Вы действительно хотите, чтобы мир не имел доступа к человеческим знаниям, заключенным в книгах?», – спрашивает Пейдж. «Лишь подумайте об этом с точки зрения общества». Он рассматривает энтузиазм оппозиции как лицемерную тактику получения денег. Пейдж также говорит, что, несмотря на то, что конфиденциальность важна для него, он считает, что критика политики Google, направленной на неприкосновенность частной жизни, часто непомерно раздувается. «Существует 10-процентный шанс, что какой-нибудь продукт выйдет в свет, и невозможно предсказать какой именно из них», — говорит он. «Часто люди расстраиваются из-за вещей, из-за которых не стоит этого делать».

Пренебрежительные отзывы о Пейдже критиков Google являются, по меньшей мере, бестактными. И его черно-белое видение корпоративной морали — причем Google всегда в белом — возможно, отчасти способствовало ухудшению репутации компании, которое наблюдается в последние годы. Хотя его отказ воспринимать оттенки серого также придал ему мужества для того, чтобы взяться за рискованные проекты, такие как Book Search и недавно заявленный автономный транспортный проект. Критики заявили, что его последний проект является не более чем развлечением. Но если учесть системообразующее видение Пейджа, превращающее Google в самообучающуюся машину, которая обрабатывает огромное количество данных, легко представить, как самоуправляемые машины, снабженные лазерами и датчиками, постоянно собирают для нее информацию. «Это всё информация», — говорит Себастьян Тран, специалист по искусственному интеллекту, который руководит проектом. «Данный проект сделает наш физический мир более доступным». Google даже больше на руку, что некоторые люди считают это невозможным. Во главе с Пейджем Google несомненно предпримет больше рискованных затей.

Пейдж поставил одну из задач, которая действительно может оказать невыполнимой: заставить компанию, включающую более 24 000 сотрудников, функционировать как стартап. Пейдж и Брин уже долго одержимы идеей сохранения гибкости и скорости развития Google. Данный порыв иногда приводит их к простому отрицанию. В 2001, когда компания достигла рубежа в 400 сотрудников, Пейдж беспокоился, что растущий слой управленцев среднего звена застопорит процесс развития. Поэтому он вместе с Брином пришел к радикальному решению: совсем избавиться от менеджеров. Сотрудники отдела кадров просили их не делать этого, но основатели продолжили реализацию своего плана. Когда вскоре стало понятно, что идея привела к катастрофичной ситуации — более 100 человек докладывали результаты своей работы непосредственно потрясенному главе отдела инженеров — Google потихоньку начал возвращать менеджеров. Но это было лишь началом продолжительной борьбы за сохранение скорости развития и «голода» небольшой растущей компании.

Один из способов, при помощи которых Пейдж пытается держать палец на пульсе Google — это его требование не принимать ни одного нового сотрудника без его заключения — к настоящему времени он успешно отобрал более 30 000. На каждого кандидата ему предоставляется сжатая версия огромного пакета информации. Данную версии составляет отдел компании по найму при помощи специального программного обеспечения, которое позволяет Пейджу быстро изучать необходимую информацию. Он получает новую информацию каждую неделю и обычно одобряет наем сотрудника или, в некоторых случаях, отказывает. Данный процесс занимает от 3 до 4 дней. «Это помогает мне быть в курсе, что действительно происходит», — говорит он.

Пейдж нетерпим к бюрократии, которая необходима для большинства крупных компаний. В 2007 году он заметил, что наличие секретаря облегчало его сотрудникам назначение с ним встреч. «Большинство людей не хотят спрашивать меня о встрече», — говорит он. «Им предпочтительнее задать данный вопрос моему секретарю». Такая ситуация была нежелательной, отмечает Пейдж, «поскольку моя любимая встреча заключается в отсутствии встреч». Так что в один прекрасный день Брин и Пейдж неожиданно избавились от своих секретарей. Каждый, кто хотел с ними поговорить, был вынужден их караулить. Подобно воздушным наблюдателям, которые регистрируют перемещения самолета, гуглеры часто обмениваются информацией относительно маршрутов передвижения Пейджа и Брина. Но даже при этом иногда бывает очень трудно выловить Пейджа; он мастер кратковременного приветствия на ходу с широкой сияющей улыбкой «рад тебя видеть», при этом слегка набирая темп он оставляет потенциального собеседника говорить за его спиной.

Но меньше всего Пейдж любил взаимодействовать с прессой. «Ларри может быть очень-очень отзывчивым и хорошим человеком», — говорит бывший сотрудник PR-отдела. «Но он у него большие проблемы с доверием и мало социальных навыков».

Вопрос теперь состоит в том, развил ли Пейдж в себе терпимость, волю и чувство такта для того, чтобы выполнять обычные обязанности генерального директора, при этом сохраняя качества, которые делают его уникальным. Кажется, что Шмидт считает, что Пейдж дорос до этой роли. «Сергей и Ларри больше не дети», — заявил он мне в начале 2010. «Им по тридцать с небольшим лет, и они уже стали руководителями высшего ранга в нашей индустрии. Парни изучают компьютеры, и спустя 10 лет после основания компании, они намного опытнее, чем вы можете себе представить». Когда Шмидт объявил в январе, что Пейдж вступит на пост генерального директора, он был более определенным. «Ларри готов», — сообщил он. Позже в этот же день Шмидт озвучил свое одобрение в Twitter: «Прошло время, и взрослый контроль больше не нужен!».

На сколь истинно заявление, пока неизвестно. Но со дня его появления, гуглеры наблюдают за развитием, которое во всей видимости отражает, что новый генеральный директор дорос до этой должности: Ларри Пейдж принял на службу секретаря-референта.

Оставить мнение

Check Also

Цифровой паноптикум. Настоящее и будущее тотальной слежки за пользователями

Даже если ты тщательно заботишься о защите своих данных, это не даст тебе желаемой приватн…