Настроить акустическую систему таким
образом, чтобы у соседа, противного
старикашки, на столе подпрыгивала чашка,
выплёскивая содержимое ему на колени,
задача не сложная. А вот настроить
отношения таким образом, чтобы твою музыку
он воспринимал как меньшее зло, чем
последствия своих необдуманных поступков,
ну, к примеру, вызову милиции, стука молотка
по батарее и т.д.... Скажу тебе это целая
наука. 

Наша борьба с Фомичом началась давно и
носит затяжной, позиционный характер. Всё
началось практически сразу, с того момента
как я въехал в эту квартиру. Ещё на улице,
когда разгружали вещи, он подошел к
сваленным на землю коробкам и с интересом
рассматривал акустику к моему компьютеру.
Скептически хмыкнув, он с видом победителя
удалился. Но он не знал, что это акустика
фирмы «Defender», а потому величена в ней не
главное, в чём Фомич убедился в тот же день,
когда мы с друзьями весело праздновали
новоселье. В 23:01 он ворвался в мою квартиру и
объявил мне войну. Первое, что я сделал -
взял за правило через 30 минут после отъезда
милиции заходить к Фомичу и благодарить за
проявленное мужество по охране
общественного порядка. 

 Во-вторых, прикинув примерно какие
музыкальные пристрастия могут быть у моего
врага, я стал включать в репертуар таких
нетленных монстров советской эстрады как
Клавдия Шульженко, Марк Бернес, Анна Герман.
Не знаю, но мне казалось, что старик с этого
должен тащится, а значит, это надо было
использовать в борьбе. Представь картину,
дедуся прильнув к розетки ухом
наслаждается «Нежностью» и тут точечное
вкрапление от «Рамштайна». Это круче, чем
удар током, это портит настроение. 

В третьих, просидев чёртову уйму времен в
Интернете, я нашёл что искал, а именно звук
железа по стеклу. Затем, с помощью не хитрых
манипуляций, продублировал её миллион раз в
формате МР3. Теперь, уходя на работу,
передвинув колонку к розетке, я был уверен,
что дедушка обеспечен звуковым
сопровождением на весь день. Ну и само собой
разумеется, к вечерним боевым действиям
былого задора у него уже не было. Но эту
проблему старый партизан решил
поразительно быстро, «Тампакс».

Иногда в нашей борьбе дед переходил от
позиционной борьбы к атакам партизанского
толка. К примеру, он мог подбросить мне к
порогу дохлую рыбу. Которую, к слову сказать,
ему накануне вручили в обалденно красивой
упаковке в качестве «приза от губернатора».
Ну что тут скажешь – свинтус. Иногда борьба
приобретала и более изощренные формы. Так
однажды, после обеда, я собирался ехать на
деловую встречи и выйдя из дома был
неприятно удивлён обнаружив свою «девятку»
всю залитую чаем с вареньем. Подняв глаза я
встретился взглядом с улыбающемся во весь
свой протезный рот Фомичём. Сам виноват, дал
ему фору, поставив машину под окном. Ну
ничего, радость его была преждевременной, а
моя месть скорой и ещё более изощрённой чем
его подлючий поступок. Фомич был страстный
любитель своего огорода, а гараж имел
далеко и перед поездкой в сад свой «запорожец»
с вечера ставил под окно. Улучив такой
момент, я замочил 5 килограмм пшенной крупы
и под покровом ночи весь «запорожец» Фомича
обмазал, что называется с ног до головы. На
утро на машине не было не зёрнышка, но
обгажена птицами она была настолько
основательно, что в этой куче голубиного
помета очертания «запорожца» угадывались с
большим трудом. Это была несомненная победа,
но после такого ухо следовало держать
востро, старик лег в засаду.

Оставалась последняя проблема - отучить
старика врываться ко мне по ночам и
вызывать милицию. Напрягши всю свою
фантазию и прибегнув к помощи друзей, я
проделал ряд следующих штук. Однажды,
ворвавшись в мою квартиру, дед попал в лапы
двух моих здоровенных друзей, изображающих
из себя гомосексуалистов. Поймав деда они
сходу начали сдирать с его худосочной
задницы штаны, но в последний момент дали
ему вырваться. Потешно было наблюдать за
Фомичём,  несущемся через двор в соседний
подъезд со штанами, болтающимися у колен.
Для усиления эффекта в окно я орал на весь
двор, привлекая внимание соседей: «Старый
человек, постыдился бы гадить в подъезде!»
Надо ли говорить, что авторитета это Фомичу
среди соседей не прибавило. Ну и само собой
разумеется к приезду стражей правопорядка
всё было в порядке. Ни о каких оргиях
гомосеков не могло быть и речи. Приехавшим
милиционерам я поведал душещипательную
историю как поймал Фомича писающего в
подъезде на мою дверь и что милицию он
вызвал исключительно для того, чтобы
попытаться скомпрометировать моё честное
имя. Для большей убедительности я
продемонстрировал лужу в подъезде, которую
не за долго до приезда милиции сделал сам.

Другой раз это были три совершенно голые
девушки, кинувшиеся на Фомича и в мгновение
ока оставившие его в одних трусах. Снова
бегство, снова крик из окна: «До каких пор
это будет продолжаться….» Приезд милиции
моя сокрушенная забота о психическом
здоровье старика... Но пиком, я бы сказал
шедевром, стала комбинация, когда Фомич
ворвался ко мне в квартиру и увидел меня
повешенным. Видели бы вы рожу Фомича, когда
минут через пятнадцать вместе с
работниками милиции он вновь ворвался в мою
квартиру, застав меня сидящим на кухне за
чашкой чая и читающего книгу. Гоголевская
немая сцена из «Ревизора», детская игра.
Надо ли говорить, что после таких вызовов
количество визитов в мою квартиру милиции
да и самого Фомича резко сократилось. А
потом, по ряду причин от Фомича не зависящих,
с квартиры мне пришлось съехать, а на новом
месте достойной замены Фомичу не нашлось.
Признаюсь честно, иногда я даже по нему
скучаю, обязательно пошлю ему открытку на
рождество.

Оставить мнение