Он зажмурился и вспомнил - динозавров,
Тунгусский метеорит, Джимми Хоффа и
Лайонелла Крэбба.
- Лайонелл, Лайонелл, кто ж тебя просил
нырять туда, где я командую акулами? -
вздохнул он.
Чтобы как-то убить время он трансформировал
руку в щупальце с присосками и
поприсасывался к полированной поверхности
стола.
- Что ж я так бездарно присасываюсь-то? -
подумал он и присосался к стакану с водой.
- Вода, это тоже слишком просто! - отругал он
сам себя и заменил атомы водорода на
дейтерий. - Вот теперь другое дело. Тяжелая
вода - тяжело идет! Эхма.. А как я ходил по
воде! Я весь такой по воде, а они на берегу
офигевают. Чудо, мол, расчудесное. А там
всего и делов - под ногой лед образовать. И
никаких чудес.

Он вздохнул, превратился в Памеллу Андерсен,
медленно танцуя разделся перед зеркалом и
поглазел немного.

- Хороша, чертовка. - превратился он
обратно.- Но все равно не то. Атлантида - вот
где были женщины. Красавицы, умницы... Мужики
правда офигевшие. Им даешь энергию, а они
тебя ею же и прижечь пытаются.
Неблагодарные придурки. Я, конечно, тоже
хорош. Бах - и весь материк. Молод был, горяч.
Заради женщин мог бы и оставить материчок...
Ну да чего уж там - сделал и сделал. Величие
свое показывал. А теперь... Где теперь это
величие? Клоунада сплошная. Чудо устроить
что ли? Луну, например, бахнуть! Или поперек
нее надпись зафигачить? "Превед" какой-нибудь.
Хыыы. Или просто "Путин".. То-то офигеют
в НАСА. А хотя... Не буду. Чего я дергаюсь-то? У
меня своя аудитория есть, я занят - чего я
дергаюсь? Величие-шмеличие... Баловство это.
Стар я для баловства-то. О, кстати, надо в
образ возвращаться. Пора.

Он загладил морщины, зарастил жабры,
спрятал третий глаз, отрастил усы и волосы,
стал ниже на метр.
- Ну вот вроде и все. - оглядел он себя - Пойду.
Он быстрым шагом прошел по коридору, вышел в
центру круга и закричал:
- А вот и я, о всемилостивейшие кебаб-сараи
моего сердца!! Сейчас дядя Амаяк вам покажет
как исчезает вот этот шарик! Ахалай-махалай,
фукс! О чудо, мои драгоценные полуфабрикаты
для шербета! Шарик исчез!

Дети смялись и пытались угадать - как же
дядя Акопян их дурит? И были счастливы.

Оставить мнение