Когда директор по информационной безопасности Макс Келли (Max Kelly) уволился из компании Facebook в 2010 году, он пошел не в Google, не в Twitter и не в какую-то другую компанию Кремниевой долины. Специалист, который защищал персональную информацию более миллиарда пользователей крупнейшей социальной сети, перешел на работу в другую организацию, которая тоже работает с большими объемами данных — Агентство национальной безопасности.


Макси Келли

Макс Келли хорошо иллюстрирует ситуацию, которая сложилась в компьютерной индустрии США, пишет NY Times. Хотя об этом не принято говорить, но к настоящему времени сформировались довольно прочные связи между ИТ-компаниями и АНБ, потому что они занимаются практически одним и тем же делом. Все они собирают, анализируют и используют большие массивы информации о миллионах пользователях.

Единственная разница в том, что ИТ-компании делают это ради прибыли, а АНБ — для разведки.

После разглашения информации о шпионской программе PRISM ИТ-компании открестились от предоставления «прямого доступа к серверам» для АНБ, но в реальности все отлично понимают современные возможности дата-майнинга и тот факт, что сотрудничество может осуществляться и без «прямого доступа», а более тонкими и изысканными методами.

Факт в том, что АНБ — это организация с большой властью и большими деньгами, которая тесно интегрирована в инфраструктуру Кремниевой долины, пишет NY Times. Они финансируют перспективные технологии в области дата-майнинга, раздают солидные госконтракты и нанимают лучших специалистов из коммерческих фирм. Даже сам директор АНБ Кит Александер в 2012 году посетил Defcon — одну из крупнейших хакерских конференций в Лас-Вегасе, — одевшись в непривычную футболку с джинсами, чтобы произнести речь и подтолкнуть хакеров на сотрудничество с конторой.



Оставить мнение