Человечество вымрет не от птичьего гриппа. И давно обещанное восстание машин
не случится. Фиг вам. Всех убьют сотовые телефоны.

Когда вижу на улице человека с модным мобильником, хочу забиться в
канализационную трубу и молиться какому-нибудь древнему кровавому богу. Мол,
забери меня господи с этой дурацкой планеты. Я готов для такого дела принести в
жертву подгруппу детского сада и банку латвийских шпрот. Захожу на днях в
сотовый салон, карточку оплаты для девушки купить. Прохожу мимо витрины, тут же
подбегает девушка-консультант. «Добрый день», — говорит это чудо с кривыми
зубами. «Добрый», — отвечаю. «Вас что-нибудь интересует?» — спрашивает эталон
героини «Не родись красивой». «А то! – восклицаю я. – Жертвы некрофилии,
автомобильных катастроф и генетических экспериментов…». Нет, правда, я думал
после первых шестнадцати букв она с криками ужаса побежит вызывать скорую помощь
и экстренную службу усыпления буйных животных. Но я недооценил уровень
подготовки Компании. «Генетических экспериментов? О, понятно, — сказала
продавец-консультант, — тогда может быть вам подойдёт один из этих телефонов?» С
этими словами она принялась показывать на стенд телефонов с фотокамерами. «Офигительно»,
— подумал я, а вслух сказал: «Да, с фото это то, что нужно. Я ещё люблю
записывать крики моей девушки, во время исполнений акробатически невыполнимой
позы «Жёлтый лотос», когда наши чакры открыты и мой янь заливается в её инь…»
«Тогда вам непременно нужно посмотреть эту модель», – у девушки явно были
стальные нервы. Она достала с витрины первую попавшуюся Нокиу и протянула мне. Я
врубил запись звука и попросили девушку: «Постоните, пожалуйста». «Что,
простите?», — не поняла она. «Постоните. Мне надо послушать качество записи».

Её лицо треснуло. Послать меня в волосатую задницу мира (район проспекта
Энергетиков, СПб) означало потерять потенциального клиента и нарушить с десяток
правил Компании, что могло привести к штрафным санкциям. Согласиться –
добровольно записаться в ряды умалишённых. Хорошо ещё второй продавец был занят
в соседней части салона и вроде бы не слышал нашего приватного разговора. Пока
все эти мысли проносились у меня в голове, её лицо буквально расползалось от
напряжённой работы внутреннего головного мозга. Не выдержав перегрузки, она
наклонилась и чётко сказала: «А-А».

«Вы совсем не похожи на мою девушку», — пожурил её я и склонился к телефону:
«Аааа, оооо, ещё, давай, давай, давай, ААаааааа, ААААааааа, ООоооооо, да, да, не
останавливайся, сильней, сильней, до конца, быстрей, быстрей, Оооооо, оооооооо,
ооооооо, да, ааа, да, да. Ну хватит уже стаскивать трусики, вставляй уже, ну
же!» Все, кто находился в салоне (а так же на вторых и третьих этажах
арендуемого здания) оглянулись на меня. Лицо девушки стало красным как
обмороженная задница атлантического моржа. «Выйдете немедленно!», — воскликнула
она, срывающимся голосом. «Подождите, я хочу его купить», — чтобы показать всю
серьёзность своих намерений я засунул телефон в рот и принялся его посасывать с
довольным рожей младенца, получившего титьку. В следующую секунду телефон выпал
изо рта вместе с двумя передними зубами довольной рожи – это подоспевший
охранник продемонстрировал свою неподдельную крутизну. Но мне то пофиг, я и так
долпойоп. Вместо того чтобы встать на колени и униженно ползти в сторону выхода,
я толкнул охранника, схватил телефон и бросился бежать. В общем, в восьмом
отделении милиции я ещё долго внушал стражам порядка какой я, блин, творческий
человек, и как мне, блин, порой хочется самореализоваться в среде серого
маркетинга. В следующие пятнадцать дней я научился офигенно играть в карты,
курить, заниматься сексом через решётку и ненавидеть cell phone.

Оставить мнение

Check Also

Как сделать игру. Выбираем движок и пишем клон тех самых «танчиков»

С каждым днем игры становятся все сложнее и навороченнее. Быть инди, а точнее соло-разрабо…