Посвящается Олдосу Хаксли. 

2050 год. Генетический программер разбирает очередной кусок генной последовательности и видит следующий комментарий:
/* А еti gеnу nаdо bу ubrаt nаhrеn. Аrсhаngеl Gаvriil */ 

Генная инженерия вышла на экзистенциально новый уровень развития. Если раньше считалось, что записывать информацию в ДНК при жизни существа не возможно, то теперь сломлен и этот закостеневший научный барьер. При этом лазейку в структуре мироздания подготовила сама природа: вирусы, у которых хранилищем наследственной информации служат молекулы РНК (а не ДНК, как у всех прочих организмов), вырабатывают специальные ферменты, которые умеют осуществлять обратную транскрипцию, то есть переписывать информацию из РНК в ДНК. Созданная таким путем ДНК встраивается в хромосомы клетки-хозяина и размножается вместе с ними. Поэтому с подобными РНК-вирусами очень трудно бороться (вирус ВИЧ относится к их числу). ДНК вируса встраивается в геном клетки-хозяина, а потом снова отделяться от него и формировать новые вирусные частицы, которые могут заражать другие клетки. При этом вместе с собственной ДНК вирус захватывает кусочек ДНК хозяина и таким образом перенести его в другую клетку, в том числе – и в клетку другого организма. Таким образом вирусы могут распространять как благоприятные так и неблагоприятные наследственные признаки. 

К тому же у клеток есть возможность целенаправленно, почти сознательно, изменять собственный геном. Конечно, сделать процесс поиска «подходящего» генного варианта, который применяется при выработке, к примеру, антител, по-настоящему разумным клеткам так и не удалось. Они не могут исследовать новый вирус и «рассчитать», какой именно белок в данном случае нужен. Им приходится действовать «методом оптимизированного случайного поиска». Оптимизированного – потому, что имеются хорошие заготовки и клетки «знают», в какие участки этих заготовок следует вносить случайные изменения.

Так или иначе, но то, что способна совершить природа, вполне по силам и человеку. Первый шаг уже сделан – мир заговорил о генетическом допинге для спортсменов. Заявкой на начало эры генетического допинга стало появление препарата репоксигена. Это средство генотерапии представляет собой комплекс ДНК, кодирующей белок эритропоэтин, с обеспечивающим ее доставку в клетку вектором на основе вируса.
Эритропоэтин, вырабатываемый почками и стимулирующий образование эритроцитов (а значит, и повышающий способность крови переносить кислород), уже стал главным действующим лицом многих допинговых разборок. Не далёк тот день, когда генное модифицирование выйдет из стен секретных лабораторий и станет таким же коммерчески успешным продуктом как soft & hard
ware. 

 

Генная инженерия! Именно она изменит наш мир и выведет западную цивилизацию в эру постинформационности, за точкой сингулярности (остальное человечество будет, по всей видимости, уничтожено согласно теории «золотого миллиарда»). Биотехнологии проникнут во все сферы жизни; о таких вещах как «наследственные заболевания» дети будут читать в учебниках истории. 
Генная инженерия разом осуществит многие мои детские мечты: контроль рождаемости, контроль человечества, контроль эволюции. Человек сам станет частью программы, или, вернее, сам станет программой, доступный к устранению ошибок, сервис-пакам и всяческому улучшению. Мы сможем встраивать в код человека гены здоровья, интеллекта и сексуальной привлекательности. Генная программа «смерть» будет заменена на программу «бессмертие». Появление на свет таких ультрарадикальных генетических отбросов как Деймос Стренталл станет попросту невозможно – и это только начало. Скажите: благо ли да совершится ли? Отвечу – истинно миллиарды долларов ежегодно тратятся на развитие биотехнологий. Эра генного программирование наступит в 2020 году, как и было предсказано по календарю Майя. Так был с транзистором, микросхемами и персональными компьютерами. Так будет и с людьми. 

 

Нейроимплантаты и генетические переделки сотрут грань между человеком и машиной. Множество фирм займутся усовершенствованием человеческого тела, сменой «интерфейса». Уже сейчас мы кормимся генетически модифицированной пищей – следующий шаг: человек становится подобными тому, чем питается. Фабрики по генетическому совершенству человека станут в один ряд с заводами по генному совершенствованию растений и животных. Некоторые из этих фабрик выстроены уже сейчас, например, Нью-Йоркская лаборатория по генному модифицированию сои. Изменение структуры ДНК, РНК и других нуклеиновых кислот позволит загружать в мозг огромные базы знаний. Зачем нужны компьютеры, когда в человеке можно закодировать любую информацию? Зачем слушать музыку, когда её можно мгновенное сочинять в голове. Зачем нужна окружающая реальность, когда генные технологии откроют все возможности мозга и позволят каждому выстроить ту вселенную, в которой он захочет жить.

 

Человечество войдёт в мир генного программирования уже при нашей жизни. Это гораздо проще, чем кажется, ведь по сути все операции с ДНК – это чисто цифровые процессы: вы не можете наблюдать за ними аналогово (а то, что наблюдаете всё равно искажает ваш мозг). Биоязыки программирования – не «экстремальное» программирование, но насущное необходимость. BioPascal скоро начнут изучать в вузах. А за ним придёт и GeneC++. Языки для задания рефлексов и инстинктов. Передача наследственности. Запись в ДНК приобретённых при жизни сведений о мире – посредством математического языка, а не природных ухищрений. Отпадёт большая потребность в нанотехнологиях. Вам не нужен наноробот стоимостью в миллионы долларов, когда вы можете за те же деньги изменить структуру всего одного вируса (например, вируса лихорадки Эбола) так, чтобы он сам распространялся, размножался и корректировал среду своего обитания.
Если нам удастся построить ИИ на основе человеческого мозга, то почему бы не встроить в него аналог ДНК – цепочки и связи, которые будут поддаваться биологическом изменению извне.

Работа генных программистов, скорее всего, будет такой же, как проектировщиков нынешних микропроцессоров: немного лабораторий, в которых создаются программы-гены, и широкая доступность и известность продуктов, полученных на их основе. Десяток генных программистов и одна лаборатория смогут заменить множество НИИ и научных комплексов. КПД их деятельности превысит сотни процентов. 

 

Биотехнологии – одна из самых
таинственных и быстроразвивающихся
отраслей науки, можете вы мне объективно
сказать, что через пару лет программисты не возьмутся за неё всерьёз? Конечно, сегодняшний уровень развития генного программирования напоминает компьютерную отрасль образца 50-х гг. прошлого века: вроде и теория есть и практические наработки, но что со всем этим делать и главное как – пока не понятно. Биотехнологии только делают первые шажки, изготавливая квадратную древесину и особо питательные продукты и жутко непонятные лекарства от ещё не существующих болезней.

Но знайте: придёт сатана – и вы поверите ему. Тьфу ты, кто телевизор забыл выключить? Так вот, знайте: близится момент (о, сингулярность!), когда на рынке появятся первые библиотеки базовых клеточных органов, клеток и организмов, а также рефлексов и инстинктов для первых типовых искусственных организмов. Прогресс цифробиологии только начинается. Мы пока не задумываемся об операционной системе встроенной в мозг (чтобы она выполняла все не слишком приятные человеческие действия – например, добраться на автопилоте до дома после клуба в состоянии сильного наркотического опьянения, чёрт, да я в таком состоянии под GenOS смогу даже машиной управлять), а генная DOS (как и генетически модифицированный Билл Гейтс!) ещё даже не снятся учёным и обывателям. Генный интеллект – не миф и не сказка, а то светлое будущее, в которое мы уверенно шагаем. Вам, пребывающим в тихих и спокойных водах собственной жизни, тяжёло представить процессы, которые формируют нашу цивилизацию – так что даже не пытайтесь задуматься, просто поверьте или не поверьте, но в конце концов вам придётся столкнуться с этим лицом к лицу. Сорок лет назад сотовый телефон будоражил умы писателей фантастов. Теперь он часть нашей жизни, но можете ли вы описать технологии по которым в трубку встраивают две восьмимегапиксельные камеры?

Инвестиционный компас надежно показывает: деньги во всевозрастающих количествах идут в компьютерные, телекоммуникационные и биотехнологии. Человечество приоритетно финансирует появление нового, цифрового мира. Возможно, многие этого не замечают: наблюдать эволюционное процессы следует не глазами, а рассудком.

 

Это ли «научная фантастика»? Это объективная реальность, финансируемая деньгами налогоплательщиков. При полном изучении ДНК человека и животных люди подойдут к языку Бога, на котором написан весь живой мир – генному программированию. Мы – подобные Богу – как сам Он сказал нам, сможем искусственно создавать любых биологических существ с любыми заданными свойствами. Почему бы в таком случае не создать человекоподобное существо, которое по своим, к примеру, интеллектуальным возможностям будет резко превосходить существующих людей? О, тогда ленивые человеческие приматы смогут передать управление галактикой именно этим, совершенным существам. Да, правда, зачем мучить самих себя, когда с компьютерами можно будет интегрировать искусственную жизнь. Появится два искусственных интеллекта – на уровне генного и компьютерного программирования. Затем мы скрестим оба и получим высших существ, настоящих вселенских ангелов. Удаленные от Земли космические объекты с условиями непригодными для биологической жизни будут, скорее всего, заселяться в основном роботами с искусственным электронным интеллектом, причем роботами способными существовать автономно, самовоспроизводится и самосовершенствоваться. Возможно, жизнь перейдёт в стадию кремниевого существования. Альтернативные формы жизни позволят эволюции двигаться и дальше, даже при тотальном уничтожении обозримой нам Вселенной. 

 

Миллиарды китайцев не спасутся от голода и не обретём мы всеобщего счастья. Потому что абсолютные возможности применимы только к абсолютной власти. Знаете, в чём заключается кризис современной фантастики? Писатели сказали всё, что хотели сказать – больше добавить нечего. Будущее будет именно таким, каким они его описали. Но мы, не мы программисты, хакеры, писатели и пользователи (а так же редакторы, верстальщики и издатели), а мы – учёные, разработчики и финансовые воротилы так и не прислушались к их советам. Впрочем, в генно-модифицированном будущем найдётся место и для всех нас, а особенно для хакеров. Генные хакеры будут применять техники reverse bioengineering для взлома защиты живых компьютерных систем.

Правильно Фрэнк Огден в романе «Последняя книга, которую вы прочтете» предположил появление «биохакеров». В романе детишки смело экспериментируют с генным программированием и вследствие подобных опрометчивых манипуляций заселяют ванные комнаты новыми неведомыми формами жизни. Конечно, истребить человечество генным оружием не получится – на всякое действие существует противодействие – но мир, в котором яблоки смогут пожирать людей, будет сильно отличаться от привычного нам образа жизни. 

 

Когда порох появился в Европе, пророки вещали – технологии уничтожат мир. Или динамит. Или атомная бобмба. Или искусственный интеллект. Или нанороботы. Или генные хакеры. Пока нам удавалось сохранить себя на Земле, но не кажется ли вам, что развитие технологий смахивает на игру в русскую рулетку – рано или поздно она выстрелит. И тогда уже будет поздно сожалеть, что мы так и не выложили патрон из барабана.

Патрон нашего тщеславия.

Оставить мнение

Check Also

Опубликована подробная информация о проблемах WPA2

Опубликованы подробности об уязвимостях в WPA2, представленных под общим названием KRACK. …