НЕОБХОДИМОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ!

Смеркалось, Tanatos и Геббельс прогуливались
мимо наркологического диспансера им.
Уильяма Берроуза. Неожиданно распахнулось
окно, и оттуда вылетел холщовый мешок
килограмма три весом. Содержимое мешка
привело их в трепет. Внутри на самом
разнообразном материале было запечатлено
жизнеописание местами великого человека (?)
начала XXI века – Даниила Шеповалова (TM). Tanatos
и Геббельс после некоторых раздумий
взялись за грандиозный труд расшифровки и
компиляции данного литературного труда,
дабы пролить свет на юные годы этого
дарования. Учитывая природу материалов, на
которых был написан дневник (использованная
туалетная бумага, бинты мумий, пергамент из
ослиной кожи, пустые банки из-под тушенки,
этикетки пивных бутылок, коробочки из-под
презервативов с пупырышками и колечками,
подошв оторванных от омоновских ботинок и
прочих артефактов), расшифровка заняла
достаточно долгое время. Но теперь наша
работа закончена. И мы с гордостью
представляем Вам данное произведение.

Дневник Даниила Шеповалова.

День 1.

Сегодня со мной произошло нечто
замечательное, совершенно необычайно. Это
как свежее пиво с утра. Мне кажется, что я
эрегированный космос, воплощение
вселенской беспричинно оргазмирующей
энергоинформационной флуктуации, великий
отец-мастурбатор всего негуманоидного
мышления и апостол ядерного смерча. Боже –
какое счастье.

День 2.

Во сне я устроил нехилую груповуху с
Гиппиус и Мережковским. Мережковский был в
военной немецкой форме, а Гиппиус в розовом
платьице, волосы у нее были синие-синие.
Потом мы поехали в Елабугу и нацепили на
повесившуюся Цветаеву табличку “А вам
слабо?”, и всю ночь рассматривали ее
любимый альбом – репринтное издание “пролетарки
в оковах” с цветными постерами.

День 3. 

Мне захотелось как-то обрадовать людей.
Заставить их понять, что они живут не зря,
попытаться помочить им, проникнуться всей
красотой нашей гибнущей в корчах
цивилизации, заставить их наслаждаться
неземной красотой ядерного взрыва на 700 кт,
полюбить цвет и запах внутренностей
пионеров-героев (ведь скифы мы, ведь азиаты
мы), замученных фашистами в 1942.

Я надел противогаз, кирзовые сапоги и
семейные трусы с портретом Горбачева и
четыре с половиной часа бегал по Невскому
проспекту, распевая революционные песни.
Прохожие меня явно не понимали. Только на
пятом часу я осознал, что из-за противогаза
им не слышно моего пения. Упс! Как обидно,
что у меня сегодня ничего не получилось. Но
не стоит отчаиваться, у меня впереди целая
жизнь.

День 4.

Сегодня пошел на пляж, полюбоваться
искрящимися и переливающимися на солнце
нефтяными пятнами. Как красиво. В этот
момент ко мне подошла какая-то чувиха и
предложила сыграть в игру кто кого быстрее
закопает детскими совочками. Вот дура. У
меня всегда с собой саперная лопатка. Всю
обратную дорогу распевал “We are the champions my friend”.
Вечером отправился в клуб и встретил
приятеля. Немного покутили, потом взяли
двух <убрано цензурой>, и в <убрано
цензурой> форме, этих двух. Пришел домой
удовлетворенным и полным новых идей. На
заметку: надо сходить в зоопарк.

День 5.

Ехал по эскалатору в метро, пытаясь понять,
почему другие люди не такие как я. Почему
они не бреют лобок по утрам, не делают на
груди татуировки типа READ MANUAL BEFORE USING, не
спаривают голубей с кошками, не вырезают
свастики на лицах любимых и друзей, не
делают себе обрезание бензопилой “Дружба
народов”. Ну почему!!! 

Господи, да никто из них, наверное, так и не
собрал у себя дома из подручных
радиодеталей, мотка изоленты и двух
килограммов сантиметровых гвоздей даже
простейший фотонный оргазматор второго
рода.

Блин! Пока я думал проехал целых три круга
по этому *!$7 эскалатору. Жалко куртка была
почти новая.

День 6.

Проводил эксперимент по созданию
человека в полевых условиях. Немножко
переборщил со спермой – получился ослик.
Назвал Федей.

Попытался вступить с ним в <убрано
цензурой> отношения, но ничего не
получилось, уж слишком он худой и костлявый.
Пришлось сгонять в ближайшее отделение
Microsoft и одолжить у них парочку силиконовых
имплантантов. Вернулся домой и поработал
над ошибками. Федя ты супер! По-моему ему то
же понравилось.

Ура!!! Вечером Федя очнулся и произнес свои
первые слова “- Очень болит попа”.

День 7.

На улице ко мне подошли четыре бэтмана,
небрежно помахивая своими светящимися
шестидециметровыми INPUT девайсами. Они
спросили, есть ли у меня четыре PS/2 порта. Я
ответил, что нет. Есть только COM на одном
конце и SPEAKER на другом. Они посмурнели и
предложили мне установить новый интерфейс.
Ответил, что не хочу. Тогда они распахнули
сетчатые стрекозиные крылья и улетели в
небо. Не судьба.

День 8.

Какой чудесный солнечный день. Положил
Федю в рюкзак за спиной и отправился гулять.
Заглядывал в глаза регулировщиков и шептал
“Man, I feel like a women”… Черт! Они не знают
английского. Было больно, почти так же как
когда слушал мумии тролля “Иглами ли,
косяками ли, я расширю тебе mon ami”.

Поели с Федей шавермы, после чего он
предложил сходить на Староневский, тут что-то
не то. Надо будут за ним присматривать.

День 9.

Пошел за молоком, купил пять пакетов.
Вернулся домой, вылил молоко в тазик,
добавил Балтики №9, горохового порошка, две
лимонных корочки, пакетик сухих дрожжей и 80
граммов спиртового экстракта ТГК. Вылил
Феде в рот полученную смесь. Кто сказал, что
силиконовые ослики не летают? Еще как
летают!!!

Два часа отмывал кухню после Фединого
старта. Пришел наш участковый Опанас
Сергеич, принес Федю обратно и долго
ругался, что соседи жалуются на летающих
осликов и громкие крики по ночам. Не
удержался, угостил его фирменным коктейлем
“Полет”. Участковый, по-моему, вышел за
пределы плотных слоев атмосферы, а мы с
Федей два часа отмывали лестницу.

Неудобно перед соседями.

День 10.

Опять пришел участковый. На этот раз он не
ругался, на голове вместо фуражки у него
была растаманская шапочка, а на ногах
деревянные гэта. Под мышкой он держал
большого надувного крокодила, на боку у
которого было написано “Дело Льва Троцкого
живет и побеждает”. Звал нас с Федей на
заседание партийной ячейки
коммунистической партии депортированных
негуманойдных существ. Надо будет сходить.

Тем более, что когда он уходил у него из
кармана выпала кассета с крутой порнушкой.
Представьте себе: огромный минотавр-киборг
зверски насилует воспитательницу детского
садика, а благодарные дети ему <текст
смазан> слюнявыми пальчиками. А в самый
интересный момент в помещение старшей
группы врывается Маргарет Тэтчер в
хромированном водолазном костюме и голосом
Брежнева говорит – CRC ERROR!!! А дальше идет
нарезка кадров ядерного сияния вперемежку
с удивленным лицом Децела, а в финале
показывают Мать Терезу с фланцем в одной
руке и горстью гаек в другой на фоне горящей
Чернобыльской АЭС. 

ОБДРОЧИТЬСЯ МОЖНО!!!

День 11.

По-моему у Феди кто-то есть!!! Сегодня
вечером он три часа крутился перед зеркалом,
припудривая уши золотой пудрой (моей!),
потом красил копытца черным лаком,
нарисовал на носу сердечко, и, натянув
латексные штанишки, ушел, сказав что
вернется завтра. Надо бы озаботиться его
морально-этическим воспитанием.

День 12.

Федя вернулся с загадочным и довольным
выражением мордочки. Как он мог! Я ему этого
не прощу! Изменить мне! Величайшему из
величайших! Ладно, пока его не было я тоже
чудно провел время, пригласив своих старых
знакомых, негра по имени Мырт и блондинку по
имени Лопа, она, правда, лесби, но это было
только до шестой бутылки Флагмана.

А с Федей пора кончать! В смысле надо его
воспитывать, а то еще вырастет извращенцем.
Пожалуй отдам его моему знакомому
директору средней школы №47. Пусть Федя
поживет с месяц в культурной и
интеллигентной обстановке.

День 13.

Сегодня один из тех дней, ради которых и
происходит колыхание моей продвинутой
субсакральной некропротоплазмы,
именующейся в быту сознанием. Сегодня я
ходил к Казанскому собору покормить
кришнаитов. Заранее с утра напек лепешек по
своему фирменному рецепту.

На самом деле своими косичками и
оранжевыми балахонами кришнаиты всегда
напоминали мне панков, работающих на свалке
ядерных отходов. Мне их было даже немного
жаль. Но в этой метагалактике должно быть
только одно сознание!!! И это не сознание
Кришны!

Локатор вывел меня на цель, прямо к их
тусовке. Покрошив им парочку кулинарных
произведений, предусмотрительно спрятался
за колонну. Кришнаиты поклевали и
разлетелись по своим таинственным
кришнаитским делам, хлопая длинными
оранжевыми простынями. Одного занесло на
повороте, и пока не приехала пожарная
команда, он пытался обратить в истинную
веру скульптурную группу на Доме Книги.
Лепешки удались на славу, правда тротила в
следующий раз нужно класть поменьше. 

День 14.

Как холодно просыпаться одному в постели!
Где ты Федя! Может зря я его отдал директору?
Нет, я буду сильным! Надо развеяться. Поехал
в Москву к Покровскому, за гонораром. О, этот
Покровский! О, этот редактор! Федя прости
меня, если сможешь! После редакции
столкнулся на улице с Синтезом. О, этот
Синтез! О, этот редактор! Федя прости меня
еще два раза! Синтез попросил меня
подписать какие-то бумаги. Что-то про битое
стекло и тупых отморозков. Говорил “ —
Покажи им Даня”. Уж что-что, а показывать я
люблю. После того, как я подписал бумаги,
Синтез отобрал у меня соленый огурец и
предложил выпить водки…

<—в этом месте текст заляпан кровью,
спермой и менструальными выделениями—->

…Голова болит. Что самое интересное, болит
и ниже. Я снова в своей квартире в Питере,
проверяю почту, буквы прыгают по экрану как
Федин хвостик по утрам в моей точеной попке.
С трудом разбираю сообщения от Синтеза, он
благодарит за чудесное шоу “за стеклом”,
но говорит, что бензопилу можно было взять и
меньшего размера. Еще пришло несколько
предложений от продюсеров поучаствовать в
проекте “Последнем герой”, шоу “Окна” и в
передаче “Моя семья”. Пора забрать Федю. Я
так по нему скучаю. Всю дорогу домой Федя
жаловался на современную педагогику. 

День 15.

Сегодня мне публично аннигилировали
сознание. Была очень красивая церемония.
Присутствовал президент Альфа Центавры и
два посла с Альдебарана. Под барабанную
дробь счетчика Гейгера мне зачитали
приговор, в котором говорилось, что за
многочисленные преступления перед
разумной жизнью во вселенной, совершенные с
особым цинизмом (дальше шел текст на сорок
гигабайт) я приговариваюсь к тотальной
аннигиляции сознания, по рефлексы
включительно. Затем приговор привели в
исполнение.

Вернулся домой опустошенный. На всякий
случай снял со стены портреты Басаева и PAC’мана.
Как-то страшновато дальше жить без сознания. 

День 16.

Завтра снова первое сентября. Летние
каникулы, увы, закончились, и мне снова
придется возвращаться в свой родной, теперь
уже третий “Б” средней школы № 47. Там меня
встретят мои стары друзья и мой любимый
преподаватель по зоо… логии – Абрам
Федорович Эпштейн. Интересно, а осликов в
школу пускают?

Решил напоследок развеяться, пошел на
лютеранское кладбище и откопал пару свежих
трупов. Посадил их на автобусную остановку
и повесил на груди табличку “The truth is out there”.

ПРОЩАЙ ЛЕТО!

<—До всемирной термоядерной войны
оставалось пятнадцать лет—>

Авторские права на литературную
обработку текста принадлежат
Др. Геббельсу и Tanatos God (TM).

Оставить мнение

Check Also

А ты знал? 10 фактов о Python

Python — язык программирования с достаточно низким порогом вхождения, поэтому его часто вы…