Вообще, отношения покупателя и продавца – это особые отношения, сходные интимным. Один пытается чего-то добиться, а другому это вроде надо, но вроде он и не хочет. Так и танцуют как самки павлинов в брачный период. В купле-продаже ИТ-сферы, ровно как и в сексе, выявляются такие индивиды садо-мазо фронта, что порой становится банально страшно. Я рассуждаю не как обкуренный философ, а как непосредственный участник событий. Помимо удачных покупок мне довелось некоторое время работать в крупной компьютерной фирме Питера. Итак, представьте. Обычный рабочий день. Ко мне подходит умильное создание лет двенадцати. Надо заметить, что я отличаюсь особой любовью к детям и чем моложе мой клиент, тем старательней я пытаюсь его обслужить.

— Добрый день, — скромно говорит девочка с двумя косичкам.
— Добрый день, — отвечаю я. – Чем могу помочь?
— Мне нужна клавиатура.
— Клавиатура – прекрасно. – Улыбаюсь. Подхожу к стенду. Показываю ей клавиатуры. Говорю об эргономичности, вижу
— ребёнок не врубается. Тогда я хватаю первую попавшуюся клаву и продаю ей.
Через неделю тот же самый ребёнок подходит ко мне же.
— Здравствуйте, — говорит девочка.
Я поздоровался.
— Вы знаете, — задумчиво сказала она, — я у вас купила клавиатуру, но она перестала работать. Совсем. На неё ведь ещё есть гарантия?
— Да, гарантия действует. У тебя есть товарный чек?
Девочка протянула мне чек и свёрток. Развернув целлофан и открыв коробку, я вытащил на свет что-то страшное, лишь отдалённо напоминавшее знакомое мне устройство. Чёрные клавиши под которыми было несметное количество крошек, волос и прочего мусора, не поддававшегося классификации. Складывалось впечатление, что клавиатуру обильно полили кофе, а затем высыпали на неё содержимое приёмного мешка старенького пылесоса «Урал». 
— Ты знаешь, — сказал я, – клавиатуру в таком состоянии навряд ли примут в сервисном центре. 
По щекам ребёнка полились слёзы. Она принялась всхлипывать и сморкаться, распугивая посетителей.
— Мама меня убьёт… — сквозь всхлипы услышал я.
— Ну, что-нибудь попробую сделать, – я отнёс клавиатуру в сервисный центр, прекрасно зная, что ничего из этого не выйдет.

Ещё через несколько дней девочка пришла снова. С невозмутимым выражением лица я прочитал ей заключение сервисного центра, согласно которому данное техническое изделие никак не может быть принято к замене либо починке по причине неаккуратного обращения владельца и нарушений практически всех пунктов гарантийного обслуживания. Тут уж слёзы хлынули в три ручья.

— Мама болеет… мама меня не простит… вы можете сами ей об этом сказать, пожалуйста. 

Устоять перед просьбой маленькой девочки я не мог. Она взяла сотовый и позвонил маме. Я же в двух словах обрисовал женщине ситуацию. На том конце виртуального провода возникло гробовое молчание. А затем женщина устало сказала: «Знаете что, передайте моей дочери, чтобы она взяла эту клавиатуру и молотила себя по голове до тех пор, пока не брызнет кровь. А затем пусть она выйдет из здания и будет ходить вокруг него, молотя себя по голове, чтобы всё её видели и никто больше не был такой же идиоткой как она». Длинные гудки отбоя.

— Что сказала мама? – спросило чудесное создание.
— Что тебе пора замуж, — честно, как мог,
ответил я.

Оставить мнение

Check Also

SHA 2017. Репортаж с самого яркого хакерского ивента этого лета

Still Hacking Anyway 2017 — это фестиваль, на котором собрались четыре тысячи хакеров со в…