Прошло больше года с тех пор, как Opera перешла на Chromium/Blink. С одной стороны, компания отказалась от борьбы с ветряными мельницами, перестала бороться за то, чтобы в интернете было место для еще одного движка Presto. С другой стороны, Opera отказалась от концепции «интернет-комбайна», в который входило все вплоть до клиента BitTorrent. За это решение норвежцы до сих пор расплачиваются, ежедневно отбиваясь от разъяренных фанатов «старой школы». Если зайти в блог компании на Хабре, то обязательно сталкиваешься с тем, что пользователи то и дело начинают минусовать комментарии и посты сотрудников компании вне зависимости от содержания. Кажется, что Opera оказалась в патовой ситуации, и иного выхода у нее действительно не было. Но бывший глава компании, как оказалось, думает совсем иначе.

Факты

  • В 1995 году вместе с Гейром Иварсёйром основал компанию Opera Software. Оба в прошлом были сотрудниками норвежской телекоммуникационной компании Telenor, в которой занимались разработками первых версий Opera. После того, как компания потеряла интерес к проекту, Йону и Гейру удалось получить права на него и продолжить разработку в новой компании.
  • В 2005 году Йон объявил, что если Opera 8 скачают миллион раз, он переплывет весь Атлантический океан, от Норвегии до США. После того, как количество скачиваний достигло миллиона, Opera открыла специальный сайт, на котором можно было следить за путешествием Йона, которое, впрочем, закончилось, фактически не начавшись.
  • В январе 2010 года Йон покинул пост CEO Opera, сославшись на разногласия с советом директоров компании. До июня 2011 года фон Течнер продолжал работать в Opera в качестве консультанта, после чего окончательно ушел из компании.


В: Буквально на этой неделе Opera опубликовала финансовый отчет за последний квартал 2013 года, показала хорошие результаты. Направление, которое приносит компании наибольшую выручку и растет активнее всего, — это реклама. Может, раз прибыль и выручка растет, компания все-таки на правильном пути, как вы думаете?

О: Рекламный бизнес Opera действительно растет, но дьявол, как говорится, в деталях. Выросла не только выручка, но и себестоимость, поэтому лишь время покажет, насколько верна новая политика руководства компании.

В целом компания значительно изменила свои приоритеты. Мне кажется, что им стоило бы сконцентрироваться именно на браузерном направлении. Когда я уходил в 2011 году, у компании была простая цель — увеличить аудиторию всех версий Opera до 500 миллионов к 2013 году. И у нас были все шансы добиться этого результата. Например, в 2009 году количество пользователей удвоилось — с 50 миллионов до 100 миллионов. Даже сейчас у нас больше 330 миллионов пользователей — и это несмотря на то, что за последние четыре года в браузере не появилось новых функций. До сих пор большинство этих пользователей работает на старых версиях браузера с движком Presto.

В: Рекламные активности Opera сейчас выделены в отдельную дочернюю компанию — Opera Mediaworks. Это решение руководства некоторые восприняли как первый шаг на пути к продаже браузерной части. Особенно если мы вспомним о переходе на движок Blink и уход большого числа разработчиков. Как вам кажется, это вероятный сценарий развития событий?

О: Честно — не знаю. Действительно, компания сейчас разделена на несколько частей. Сотрудники рекламного подразделения лишь частично пересекаются с остальными людьми в Opera. Есть еще и направление по работе с операторами, оно тоже мало связано с разработкой продуктов для конечных пользователей. Возможно ли, что они начнут продавать те или иные подразделения? Я думаю, да. Вопрос только в том, что именно пойдет на продажу — браузерное направление или рекламное.

По моему скромному мнению, Opera сегодня не столько продуктовая, сколько инвестиционная компания. Покупка различных рекламных стартапов хорошо смотрится в отчетах, но эти сделки могла бы заключить любая компания. Дело в том, что руководство даже не пытается заняться интеграцией купленных компаний с ключевыми подразделениями Opera.

INFO


13,06% — доля Opera на российском рынке десктопных браузеров, по данным StatCounter за январь 2014 года (последние доступные на момент написания заметки данные)

Never gonna give you up

В: Поговорим о браузерном направлении. Что, по-вашему, нужно было сделать по-другому? Скажем, переход на новый движок Blink — это было правильным решением?

О: Нет. Нужно было продолжать развивать Presto. Это был действительно хороший движок. Неслучайно у нас так неплохо шли дела везде, кроме десктопов. И даже на десктопе у нас было много пользователей в России и некоторых других странах, у нас был шанс продолжить рост. Если бы Opera продолжила идти этим путем, то на десктопе уже прибавилось бы больше сотни миллионов пользователей — я в этом уверен.

Взять хотя бы Opera 10 — это же был отличный релиз. Мы тогда представили технологию Unite (функция, позволявшая обмениваться файлами, сообщениями и мультимедиа без участия серверов. — Прим. ред.). Мы также добавили режим Turbo (функция сжатия трафика). Мы и в самом браузере немало сделали тогда. Была правильная политика — делать то, что нравится пользователям.

Что касается Presto. У него было несомненное преимущество в том, что мы могли в максимально сжатые сроки перенести его на любое железо. Это был просто отличный код, большую часть которого мы написали сами и могли развивать на свое усмотрение. Свобода была настолько большая, что одно время у нас в работе было до ста различных проектов на базе Presto — и это несмотря на довольно маленькую команду. Это были продукты для множества мобильных телефонов и других устройств.

Также я думаю, что с помощью Presto нам удавалось буквально менять мир. Вспомните о веб-стандартах. HTML5 стал возможен только благодаря Opera, Apple и Mozilla. Мы были компанией, которая сыграла огромную роль в мире веб-стандартов. У нас было больше всего людей на рынке, занимавшихся написанием спецификаций и взаимодействием с сообществом разработчиков. Мы оказали большое влияние на мобильный веб — именно потому, что у нас был движок, который легко переносился на мобильные устройства. Мне кажется, что компания с такой миссией была попросту необходима — ведь немногие тогда относились действительно серьезно к этому вопросу. Потеряв контроль над кодом движка, Opera уже не может так же эффективно выступать в этом качестве. Чтобы люди прислушивались к тебе, тебе просто необходим собственный код.

Unite, кстати, тоже был серьезно недооценен. По сути, это была попытка предложить пользователям полноценную P2P-платформу и технологию, позволявшую легко взаимодействовать с устройствами. Только сейчас люди начали интересоваться децентрализованными сервисами и так называемым Internet of Things, «умными устройствами». А у нас это было еще тогда.

Я убежден, что в технологическом плане мы тогда были на коне и делали много клевых штук. Но, повторюсь, если ты работаешь с чужим кодом, таких возможностей у тебя нет.

Но понятно, что сейчас код Presto безнадежно запущен. Решение о прекращении его развития было принято в тот же год, что я ушел. Постепенно сокращался объем ресурсов, который вкладывался в его развитие, началась работа над переходом на WebKit/Blink. Понятно, что, если над ним не работали почти четыре года, лучше он от этого точно не становится. Сейчас это просто trashware, и его ценность за это время значительно упала.

К сожалению, до- нести до масс глубокий смысл Opera Unite так и не удалось
К сожалению, донести до масс глубокий смысл Opera Unit так и не удалось

В: Сотрудников Opera часто спрашивают — почему не отдать движок в open source? Но, насколько я понимаю, у компании по-прежнему много коммерческих проектов на базе Presto с мобильными операторами и производителями устройств. Вы, кстати, никогда не думали просто выкупить его у них?

О: Честно говоря, я не думаю, что это было бы легко. Я не думаю, что Opera бы стала мне его продавать.

В защиту комбайнов

В: Как вы думаете, пользователям нравятся изменения, которые происходят в браузере?

О: Судя по всему, нет. Причем это касается как мобильной, так и десктопной версии. Взять хотя бы пример с мобильной версией — они выпустили новый браузер автоматическим апдейтом для всех пользователей. Реакция была негативная — им вскоре пришлось выложить отдельно Opera Mobile Classic.

С десктопным браузером изменения произошли куда более серьезные. Изменилась сама философия браузера и его целевая аудитория. В прошлом мы не стеснялись добавлять в браузер максимум функций. Многие из этих функций в итоге даже копировались расширениями для других браузеров. Цель была в том, чтобы функциональность не мешала юзабилити, и это позволяло нам добавлять даже возможности, нужные далеко не всем пользователям. И когда Opera выбросила все эти возможности — это явно не понравилось многим. Не просто так ведь в десктопной версии не включено автообновление. Не стоит забывать, что изменились даже самые базовые функции, вроде механизма закладок.

Очевидно, что все это — осознанное решение, желание полностью изменить концепцию. Моя концепция, которую я внушал всем сотрудникам, сводилась к правилу: если сомневаешься, что это нужно, — добавь это в качестве опции. Мы считали, что пользователь всегда прав. Если человеку что-то нужно, у него должна быть возможность это сделать. То, что происходит сейчас, ближе к модели Apple — «мы лучше знаем, что вам нужно». Визуальное стало важнее функционального.

Но пользователи ведь все разные. Я даже как-то проводил тест, спрашивал людей: как ты возвращаешься на предыдущую страницу? Способов очень много: кто-то использует жесты мыши, кто-то — клавишесочетания, кто-то кликает правой кнопкой. В общем, на десять человек будет пять разных вариантов. Поэтому, угождая даже маленьким группам пользователей, можно в итоге сделать жизнь лучше для всех.

Опять-таки, чтобы добавить все эти опции, не нужно много сил и ресурсов. Это вопрос концепции — что важнее, визуальное или функциональное? Я не отметал вопрос визуального, я говорил: давайте сделаем так, что все будет выглядеть максимально хорошо, но при этом мы не будем усложнять жизнь пользователям.

В: Однако во времена «старой» Opera почти все браузеры следовали другому принципу: если тебе что-то нужно — поставь расширение. Вы считаете, что есть хоть что-то действительно важное, что нельзя реализовать в виде дополнения?

О: Во-первых, есть вопрос внешнего вида. Можно сделать отличное дополнение. Но когда пользователь ставит себе десятки дополнений, в какой-то момент эти расширения начнут друг другу мешать. Поэтому во многих случаях лучше добавлять функции «в коробку», а не в расширения.

Кроме того, есть еще и проблема производительности. Наконец, вспомним недавнюю ситуацию с расширениями в Chrome Web Store (речь идет о расширениях, вставлявших в браузер стороннюю рекламу без ведома пользователей. — Прим. ред.) — есть еще и вопрос безопасности. Если для браузера есть сотни тысяч расширений, проверить их все решительно невозможно, пользователям просто приходится принимать на веру, что тот или иной аддон будет делать только то, что заявлено в его описании. Если даже Google не удается решить эту проблему, то остается только один вариант — делать расширения с принудительной модерацией по модели Apple, и это тоже плохая идея.

В: Поэтому ли в Opera на базе Presto долгое время не было нормальной поддержки расширений?

О: Да, мы поздно занялись этим — у нас были другие приоритеты. Мы считали, что функционал нужно встраивать в стандартный браузер, поэтому можно придумать какой-то другой механизм расширений. У нас были виджеты, была возможность добавлять собственные кнопки с JavaScript-кодом.

INFO


4,3 балла — рейтинг в Google Play как у Opera Mobile, та и у Opera Mobile Classic. При этом количество пятерок у новой версии почти в семь раз больше.

Монокультурная революция

В: Победоносное шествие Google Chrome продолжается до сих пор. Как вы считаете, что должны предложить разработчики остальных браузеров, чтобы пошатнуть позиции Google?

О: Все ключевые браузеры сегодня поддерживаются огромными компаниями. У них есть несомненное преимущество в каналах дистрибуции: лидерство на мобильном рынке, на рынке веб-сервисов, на рынке десктопных ОС и так далее. И я думаю, что у компаний вроде Opera нет иного выхода, кроме как предложить принципиально иной функционал. Нельзя оставаться догоняющим.

Возьмем историю с Netscape. Что, у Microsoft браузер был лучше? Я думаю, что по большей части они были похожи. Гонка была не на уровне функций и технологий, а только на уровне дистрибуции. Кроме того, Netscape зависел от продаж своего браузера, а Microsoft могла позволить себе просто «бесплатно» поставлять браузер со своей ОС и увеличивать цену самой системы.

Поэтому, если ты пытаешься быть «таким, как все», то конкурировать на таком рынке почти невозможно. Нужно задаться вопросами: «зачем пользователю переходить на мой браузер?» и «могу ли я предложить что-то такое, что пользователю понравится настолько, что он расскажет об этом своим друзьям?» В этом смысле еще очень важна работа с сообществом, важно давать понять пользователям, что ты прислушиваешься к ним.

В: Во времена Netscape/IE6 преимущество в дистрибуции получали за счет предустановки с ОС. Но сейчас это преимущество можно получить за счет популярности веб-сервисов — это пример Google. И я прекрасно помню, как во времена Presto ваши менеджеры жаловались на то, как сложно им было добиться нормальной работы Gmail или Google Docs. Вы не считаете, что в этом смысле переход на Blink был хорошей идеей?

О: С учетом того количества пользователей, которое у нас есть, мы могли продолжать гнуть свою линию. Да, наши конкуренты, контролирующие веб и мобильные продукты, ограничивали наших пользователей. Когда-то у нас была проблема с MSN. Они тогда заблокировали работу сайта в Opera, утверждая, что мы не поддерживаем XHTML должным образом. Причем в Opera-то поддержка как раз была. В IE — не было. А в самом MSN не было ни одной строчки кода на XHTML.

Были и другие проблемы. Apple запретила выпуск альтернативных браузеров в App Store. Google не тестировала свои сервисы на совместимость с Opera. Но дело в том, что я не считаю,будто сдаваться — это правильно. Не было ни одной причины, по которой сторонние сайты не должны были работать в Presto. Наш движок был отлично задокументирован, мы активно работали с сообществом. И я думаю, что «прогибаться» было неправильным решением. Нужно было продолжать увеличивать количество пользователей до тех пор, пока веб-сервисы, не поддерживающие наш браузер, не стали бы страдать от собственной политики.

if Opera return false

На конференции РИТ 2013 веб-евангелист Opera Вадим Макеев в своем докладе о переходе Opera на Blink рассказал об интереснейшем компоненте «классической Opera» под названием browser.js. Дело в том, что низкая популярность браузера и сложившаяся монокультура WebKit на рынке привела к тому, что владельцы многих веб-сервисов и популярных сайтов попросту не проверяли свои продукты на совместимость с Opera. Для этого была сформирована специальная команда Open the Web, которая выходила на связь с крупными веб-сервисами и сайтами и пыталась помочь разработчикам сделать их продукты совместимыми с Opera. Когда это не удавалось, оперовцам приходилось добавлять в браузер правило, фактически исправлявшее чужой косяк в коде на сайте. Получался один большой своеобразный юзерскрипт — файл browser.js. Соответственно, этот файл постоянно обновляли и браузер раз в неделю сам по себе скачивал с серверов Opera новую версию. В GitHub до сих пор можнонайти этот код, в нем порядка 1500 строчек кода в десктопной версии и почти 2000 — в мобильной.

Примеры:

// Заставляем раздел техподдержки на сайте SAP думать, что мы зашли через Netscape 5.0
else if (hostname.endsWith('help.sap.com'))
{
  navigator.appName = 'Netscape';
  navigator.appVersion = '5.0';
  log('PATCH-833, help.sap.com : fool sniffing to make frameset complete');
}
// Исправляем баги верстки в Pinterest
else if (hostname.endsWith('pinterest.com'))
{
  addCssToDocument('div.NoInput input[data-text-on="On"]{display: inherit !important;visibility: hidden;}');
  log('PATCH-811, pinterest.com: Opera fails to update status of display:none checkbox');
}
// Исправляем отображение менюшек на сайте Сбербанка
else if (hostname.indexOf('sbrf.ru') > -1)
{
  addEventListener('DOMContentLoaded', function()
  {
    var nodes = document.evaluate('//*[@onmouseover | @onmouseout]', document.body, null, 4, null), node;
    while (node = nodes.iterateNext()) {
      node.onmouseenter = node.onmouseover;
      node.onmouseover = null;
      node.onmouseleave = node.onmouseout;
      node.onmouseout = null;
    }
  }, false);
  log('PATCH-644, Resolving sbrf.ru\'s menus mouseout confusion by helping them use mouseleave instead');
}

Вадим Макеев емко сформулировал главную проблему Opera Вадим Макеев емко сформулировал главную проблему Opera

Сослагательное направление

В: Вы упомянули, что Unite сейчас был бы актуален в контексте «умных гаджетов». Неужели уже тогда была идея, что с компьютера можно управлять другими устройствами в доме?

О: Да. Unite настолько опережал свое время, что немногие понимали потенциал этой технологии. Даже в Opera не все видели смысл этой функции. Но по сути, Unite позволял запускать сервер на любом устройстве, на котором работает Opera. Вторым ключевым элементом в этой схеме были плагины на JavaScript, которые позволяли нативно обращаться к железу. Одним из прототипов была, например, игрушечная машинка с камерой, которой можно управлять через Unite. Конечная цель состояла в том, чтобы максимум устройств могли разговаривать друг с другом с помощью Unite. Идея заключалась в том, что пользователь может добавить в свою сеть новое устройство и дать доступ к его функционалу всем остальным гаджетам и пользователям. Мне кажется, это была довольно мощная идея. Причем мы начали работать над этим в 2005 году.

В: А вы не думали о том, чтобы сделать на основе этой технологии операционку, например для встраиваемых устройств или медиаприставок? Было бы логично в этом контексте.

О: Нам не хотелось заниматься созданием операционных систем. Но в каком-то смысле мы реализовывали кучу функций прямо внутри браузера. Поэтому весь наш функционал (сервер, стриминг, файлообмен и прочее) работал бы везде, где работает Opera, — телевизоры, смартфоны, консоли и так далее.

Однако в 2003 году у нас была так называемая Opera Platform — это был веб-интерфейс, который натягивался поверх операционной системы телефона. Наш прототип работал на Symbian, и вполне неплохо. В Nokia даже испугались (смеется). Но мы не были уверены, стоило ли продолжать работать в этом направлении. Во-первых, это бы означало, что нам пришлось бы конкурировать с нашими же партнерами — производителями телефонов.

70% мобильных пользователей Opera — владельцы feature phone’ов, для которых есть только Opera Mini с Presto
70% мобильных пользователей Opera — владельцы feature phone’ов, для которых есть только Opera Mini с Presto

В: Но ведь в те времена не было никакого App Store, так что, наверно, Opera Platform разрабатывалась в основном для того, чтобы делать брендированные интерфейсы для операторов?

О: Это уже отдельный вопрос, было бы это самостоятельной платформой или делалось в партнерстве с кем-то. Опять-таки App Store не был первым в своем роде. В те времена тоже были «аппсторы», в которых продавались игры и программы, но контролировали их операторы. В Японии люди покупали приложения для телефонов еще в девяностые, в конце концов.

INFO


5600 человек было зарегистрировано на Vivaldi.net на момент написания заметки

Другая проблема в том, что, чтобы Opera Platform могла работать поверх существующих операционных систем, разработчики этих систем должны были предоставить нам низкоуровневый доступ к железу. И скорее всего, они бы не согласились пойти на такой шаг.

В то время всем этим занималась японская компания Access, которая как раз купила Palm Source, и они как раз делали похожую ОС. Но что-то у них не получалось, и мы решили, что стоит переждать. Хотя мне кажется, что и они не все тогда делали правильно. Не знаю, возможно, если бы я был в компании, мы вернулись бы к этой идее, сейчас уже сложно сказать.

INFO


4,56% vs 8,75% — общая доля всех версий Opera на базе Blink против Opera 12-й версии, по данным сервиса Openstat.ru. Официальные данные о том, каково соотношение пользователей разных версий, в Opera сообщить отказались.

Давай обнимемся, про

В: У вас сейчас есть новый проект — Vivaldi.net, продолжатель дела сайта MyOpera (своеобразная блог-платформа и почтовый сервис для пользователей Opera. — Прим. ред.) Компания заявила, что закрывает ресурс, но непонятно, сколько там вообще сейчас пользователей. У вас есть какие-то данные?

О: Насколько я понимаю, количество зарегистрированных пользователей превышает 10 миллионов. Количество людей, которые там что-то активно писали, явно меньше. Количество посетителей одно время было больше 35 миллионов. Не так уж и мало, но я не знаю, как дела обстоят сейчас.

MyOpera был важным инструментом общения с пользователями. Opera конкурирует с такими компаниями, как Microsoft, Google, Apple, у которых ресурсов несоизмеримо больше. Поэтому единственным выходом компании было тесное сотрудничество с сообществом. И с помощью MyOpera мы получали фидбек, а также просто давали пользователям площадку для обсуждения браузера.

В: То есть смысл MyOpera был не в блог-сервисе, а именно в техподдержке и доступе к блогам разработчиков?

О: Скорее, что-то среднее. Да, было очень много хардкорных фанатов браузера. Но были и обычные пользователи — некоторые даже не пользовались Opera. Моя идея была в том, что давайте просто сделаем открытую площадку, на которую может прийти кто угодно. То есть никто не вешал табличку «Людям, не пользующимся Opera, вход запрещен». Мы никогда не зарабатывали на этой площадке, это был чисто общественный проект.

В: То есть вы хотите тех самых хардкорных юзеров Opera перетащить в Vivaldi.net?

О: Я надеюсь, что эти люди придут на новый ресурс. Мне кажется, что уже есть определенная группа фанатов того сайта, которые плавно переходят сюда, думаю, что их будет все больше. Мне хочется, чтобы эти люди обсуждали браузеры и веб-технологии, сделать эдакую платформу для гиков, энтузиастов и профессионалов компьютерного рынка.

В: Сервис также предоставляет, например, функции почты, поэтому встает вопрос приватности данных. Вы прямо на главной странице пишете о том, что у вас серверы в Исландии, а значит, и в юрисдикции этой страны, в которой довольно либеральные законы по части защиты пользовательских данных. Какая у вас политика по выдаче юзеров правоохранительным органам?

О: Конечно, исландские законы нам в значительной мере помогут. Но если правительство той или иной страны направит нам запрос, сделать получится немного. С нашей же стороны могу сказать, что мы не будем читать пользовательскую почту — ни автоматически, ни вручную. У нас не будет рекламы, основанной на пользовательских данных. Конечно, если кто-то опубликует нелегальный контент, мы будем вынуждены его убрать, но в остальном мы делаем большой упор на приватность и безопасность. Плюс, отдельно хочу отметить, что у нас очень прямолинейное пользовательское соглашение — мы этим даже гордимся.

В: А на чем вы планируете зарабатывать?

О: Сейчас мы не особо работаем над монетизацией, но в будущем такой вопрос, конечно, встанет. Могу только сказать, что мы не будем прибегать к механизмам заработка, нарушающим приватность пользовательских данных.

В: Как отреагировали в Opera? Они рекомендуют Vivaldi пользователям MyOpera?

О: Нет. Они направляют пользователей на другие площадки, но не на Vivaldi. Не знаю почему — спросите у них.

12 комментария

  1. 09.08.2014 at 00:16

    Опера 12-самый лучший браузер. И ТОЧКА!

    • 09.08.2014 at 16:36

      «Если ты скажешь, что ты самый сильный, то всегда найдется тот кто сильнее тебя. Если ты скажешь, что ты самый умный, то всегда найдется тот кто умнее тебя. Если ты скажешь что ты самый лучший…»

      • 09.08.2014 at 23:08

        Твоя логика верна только при бесконечном количестве «кого-то», если же речь о людях, то утверждение ошибочно, потому что всегда будет кто-то последний, который будет сильнее или умнее остальных.

        • 10.08.2014 at 17:33

          Это не моя логика. Это one.
          Способности (ровно как и возможности) любого человека бесконечны изначально. Не я это придумал. Это two.
          Это выражение было сказано про людей вообще, и одному ученику в частности. Это three.
          Прежде чем утверждать что что-то ошибочно нужно сначала обстоятельно опровергнуть, с доводами, имеющееся. Это four.

          А по теме, браузер и ничего особенного. Престо да-была изюминка. Теперь ее нет, как и функционала нормального нет.
          Chome-клон. ;-х

        • 15.08.2014 at 02:07

          В этом нет логики! Людям не нужен специалист по Говну, что бы понять что говно а что нет!
          Presto лучше говна!

      • 15.08.2014 at 02:09

        И при чём тут браузер?

        • 21.08.2014 at 15:22

          Если вы не в теме, то так и скажите, а если вам нечего больше спросить, лучше промолчать.

    • 03.12.2014 at 23:30

      Увы, Opera умерла в 2011ом

  2. 09.08.2014 at 23:07

    Комбайны не нужны, только unix way! А ещё у оперы были как-то проблемы с позиционированием. Точно не помню, но проблемы глупейшие. Что-то связанное с определением высоты родителя.

  3. 03.12.2014 at 23:29

    Opera умерла в 2011ом

Оставить мнение

Check Also

Новые сервисы для майнинга через браузеры появляются как грибы после дождя

Специалисты продолжают наблюдать за сервисами, предлагающими решения для майнинга через бр…