Любимый многими браузер Opera поделился надвое: его создатель Йон фон Тэчнер с группой единомышленников делает новый продукт — Vivaldi, а Opera тем временем переходит во владение китайской фирмы Qihoo. О том, какие события привели к этой ситуации, рассказывает Илья Шпаньков. Он работал в Opera Software менеджером по развитию в России и СНГ, а теперь перешел в команду Vivaldi.

1458545089_6531_ilya-vivaldi.jpg Рассказ о моем пути к работе в норвежском офисе Opera Software — это долгая и любопытная история. Началось все в 2003 году, когда вышла Opera 7. Я в то время перешел на использование GNU/Linux и как раз подбирал приложения, наилучшим образом подходящие для работы в сети. И «семерка» оказалась тем браузером, который обладал необходимыми мне качествами — она была миниатюрной, быстрой, функциональной и удобной. Еще одним плюсом оказался текстовый формат конфигурационных файлов, в частности, файла локализации. Моим хобби тогда был перевод интерфейса программ на русский язык. Собственно, первая моя «работа» в пользу Opera Software и заключалась в подготовке неофициальных версий перевода браузера и размещение их в интернете для всех пользователей Opera. Правда, в самой Opera Software об этом тогда даже не догадывались.

Opera 7 — с нее-то все и началось
Opera 7 — с нее-то все и началось

Влившись в сообщество пользователей норвежского браузера на MyOpera.net — самом популярном тогда неофициальном веб-сайте поддержки Opera, я начал активно помогать другим пользователям в решении проблем и в освоении многочисленных функций браузера. А в июне 2003 года произошло знаменательное событие — мы, русскоязычные пользователи Opera, отправили в компанию открытое письмо от лица сообщества.

Дело в том, что в то время в интерфейсе браузера присутствовал рекламный баннер, убрать который можно, только купив лицензию за 39 долларов. Или взломав программу. Что, собственно, большинство российских пользователей и делали. При этом число желающих отблагодарить разработчиков финансово и стать пользователями легальной версии браузера было достаточно велико. Но не за такие по тем временам огромные деньги. Наше письмо содержало некоторые предложения о том, как мы, сообщество пользователей Opera, готовы попробовать помочь решить эту проблему.

Ровно через три месяца, в сентябре, я получил ответ от директора компании, Йона фон Тэчнера, в котором он высказал большую заинтересованность в нашей совместной работе. С этого момента я стал волонтером — добровольным помощником компании на российском рынке. Занимался маркетинговыми исследованиями, организацией пресс-туров (первый визит в Россию Йон со своим заместителем совершили в 2005 году), и, конечно, проработкой лицензионной политики компании для России и СНГ. Идей было много, самых разных, и особенно приятно, что именно наш вариант рассматривался в компании для четырех стран — России, Китая, Бразилии и Индии.

Йон фон Тэчнер
Йон фон Тэчнер

Одновременно мы проводили различные акции, вроде «две Оперы по цене одной» или раздачи бесплатных регистрационных ключей к юбилею компании в августе 2005 года, а с сентября того же года браузер Opera, доросший до версии 8.5, стал полностью бесплатным для персонального использования. Таким образом, можно сказать, что активность российского сообщества пользователей сыграла не последнюю роль в бесплатном распространении браузера по всему миру.

В дальнейшем я помогал компании как в маркетинге, так и в организации различных мероприятий в России, при этом продолжая активную работу в сообществе пользователей. К середине 2008 года доля Opera на российском рынке выросла до 20% (с 5% в 2003 году). И в августе этого же года я стал штатным сотрудником компании. Поначалу работал из дома, а в 2009 году уехал в Норвегию, в головной офис компании. Правда, с единственной целью: готовить открытие российского офиса Opera. Что мы успешно и сделали в январе 2010 года, открыв первое представительство в Санкт-Петербурге. Я, естественно, вернулся в Россию, чтобы продолжить работу уже в российском филиале компании. К этому времени доля Opera на российском рынке достигла 35% — это наивысший показатель за всю историю браузера.

Если вспоминать годы работы в Норвегии, то самое первое и яркое впечатление — знакомство с уникальными людьми. Opera по праву считалась инновационным браузером, именно в ней впервые появлялись многие функции, впоследствии ставшие эталонами для всех браузеров. Когда начинаешь работать в одной компании с теми людьми, которые все придумали и реализовали, это очень вдохновляет. И, естественно, знакомство с Йоном фон Тэчнером (мы дружим уже более 10 лет), с Хоконом Ли — с людьми уникальными, необычными, неординарными. Оказавшись рядом с ними, вдруг понимаешь, что мир меняют не небожители, а такие же люди, как ты сам, и это заставляет поверить в свои силы. В то, что и ты можешь внести свой вклад в изменение мира к лучшему, в создание продукта, которым будут пользоваться десятки и сотни миллионов людей. А когда твои идеи реализуются в новой версии уже в качестве готовой функции — это просто здорово.

В компании меня больше всего поразило то, что это не была просто группа людей, работающих за зарплату в одном помещении — это было реальное сообщество единомышленников, где каждый на своем месте болел душой за конечный результат и принимал участие в развитии браузера. Стоит отметить, что зарплаты в компании были даже немного ниже, чем в среднем в норвежском софтверном бизнесе, но, повторю, люди работали не за зарплату — им просто нравилось то, что они делают. Запомнилась и очень дружественная, почти домашняя атмосфера в офисе. Там было очень уютно. На одном из этажей даже была специальная спальная комната, где любой желающий мог вздремнуть часок после обеда, если в этом была необходимость. Особое восхищение гостей офиса вызывали «детские кабинеты» — в одной половине кабинета размещалась игровая комната с массой игрушек, а за стеклянной перегородкой стояли рабочие столы, где родитель мог продолжать трудиться, постоянно держа в поле зрения своего ребенка.

Были и забавные моменты. Например, с 2003 года я постоянно общался с одним из менеджеров компании по имени Дивиша Чандна. И почему-то я всегда думал, что это некий индийский специалист, поэтому и стиль общения с ним у меня был соответствующий — мужской. А через три года я впервые посетил норвежский офис и при личном знакомстве с удивлением обнаружил, что Дивиша — это очень красивая молодая индийская девушка. Но самое забавное то, что она, в свою очередь, все три года принимала меня за российскую девушку, считая имя «Ilya» женским из-за окончания на гласную. В общем, посмеялись оба над своими заблуждениями от души. А я с того момента всегда проверял фотографию сотрудника прежде, чем начать с ним деловую переписку.

Тех изменений, что привели к смене курса компании, ни тогда, ни в момент моего возвращения в Россию (2010 год) я не замечал. Вся интрига разворачивалась на уровне пайщиков-акционеров компании (она вышла на биржу в 2004 году). Первым «звоночком» было смещение Йона фон Тэчнера в январе 2010 года с поста руководителя компании, который он занимал 15 лет, с первого дня основания Opera Software. Как сказал сам Йон, он покинул свой пост из-за разногласий с советом директоров в вопросах дальнейшей стратегии компании.

Суть этих разногласий стала понятна уже к концу 2010 года: постепенно все меньше внимания уделялось собственно браузеру, а основной упор был сделан на повышение прибыльности. В мобильных версиях Opera стали появляться рекламные баннеры, в десктопной внедрялись новшества, которые отвечали не интересам пользователей, а интересам партнеров. При этом развитие существующих функций постепенно сворачивалось вплоть до удаления из браузера.

То, что можно было продать — продавали (так, например, в «Яндекс.Браузере» появилась технология Turbo), а то, что не продавалось — просто выбрасывалось из браузера. Именно так поступили с Opera Unite — очень перспективной технологией, позволявшей браузерам пользователей обмениваться информацией в режиме Peer-to-Peer.

Opera 12 — последняя «классическая» версия на ядре Presto
Opera 12 — последняя «классическая» версия на ядре Presto

Естественно, у пользователей накапливалось недовольство, доля браузера на российском рынке начала снижаться. К концу 2012 года у руководства компании появилась идея кардинально снизить затраты на разработку браузера, сместив фокус на его монетизацию. Таким решением стал отказ от разработки собственного движка и переход на WebKit (а чуть позже — на его форк Blink).

Для той компании, которая существовала до 2010 года, отказ от своего движка являлся, на мой взгляд, огромной, фатальной ошибкой. Прошло уже шесть лет, а пользователи до сих пор ностальгируют по прежнему браузеру, а с недавнего времени уже смотрят на Vivaldi и торопят нас вернуть все то, что было в «классической» Опере. Сделать это на чужом движке не всегда просто, но со временем вернем все и даже добавим много нового.

А вот для Opera Software образца «после ухода Йона» отказ от своего движка стал шагом неизбежным и закономерным. Сама стратегия была направлена именно на максимальное снижение себестоимости процесса разработки в целях получения дополнительных прибылей. Эти прибыли пускались на закупки других компаний, в основном, рекламного направления. Скажем так, в цепочке «пользователи — браузер — деньги» среднее звено оказалось лишним. Поэтому от него и избавились.

Руководство понимало, что в компании много сотрудников, которым эта идея не понравится. Поэтому во всех отделах в конце 2012 года прошел персональный опрос на тему «как ты относишься к идее перейти на WebKit». Мое мнение было однозначным — такой шаг равносилен убийству браузера, что я и изложил своему начальнику, попытавшись сделать это аргументированно. К сожалению, решение уже было принято и никто не ждал аргументов — шла обычная проверка на лояльность, которую я не прошел.

Кроме того, к этому моменту работа в компании перестала приносить мне радость: общение с сообществом пользователей подразумевает искренность и твердую убежденность в том, что ты делаешь все правильно. Любую фальшь люди сразу распознают и соответственно меняют свое отношение как к человеку, который ее допустил, так и к собственно продукту, который этот человек предлагает. А по долгу службы мне приходилось оптимистично объявлять о новшествах, которые на самом деле никаких преимуществ пользователям не давали, а были направлены лишь на повышение доходности браузера. Потеря доверия — это, пожалуй, самое неприятное, что может произойти с сотрудником, который является лицом компании для многочисленных пользователей.

Закончилось все тем, что в январе 2013 года всем сотрудникам, не согласным с новой политикой руководства, было предложено добровольно расторгнуть трудовой договор, что я и сделал, покинув компанию 1 февраля 2013 года. А 13 февраля был объявлен переход на WebKit. С этого момента почти десятилетняя история моей «Оперы» закончилась и началась совсем другая.

Грядущий переход Opera под крыло китайской Qihoo 360 — это для меня, безусловно, печальное известие. Но при этом — закономерное. Когда руководство начинает делать деньги, а не продукт, именно деньги и становятся конечной целью. Поэтому для совета директоров компании не имеет значения, что происходит с браузером и какую роль он играет в индустрии, они сначала выжимают максимум из монетизации, а затем продают то, что осталось от продукта. Цель достигнута, капиталы приумножены, можно вкладывать полученные барыши в другие проекты.

В одном из недавних интервью Йон фон Тэчнер очень точно подметил: компанию Opera Software не купили — ее продали. И он прав. Одно дело, когда ты развиваешь успешный проект и тебе предлагают за него деньги, и совсем другое, когда ты сам ищешь покупателя. Второй вариант означает, что владельцы не видят будущего своего продукта и избавляются от него. Ни о каком развитии, естественно, тут говорить не приходится. Что планируют сделать с браузером новые владельцы — покажет время. Возможно, он сумеет повторить историю успеха ноутбуков Lenovo (в прошлом IBM ThinkPad), но высока вероятность и того, что всем нам известный браузер Opera исчезнет на бескрайних просторах китайского рынка.

Я же с конца 2013 года работаю в новой компании, которая разрабатывает браузер Vivaldi. Он стал новым детищем Йона фон Тэчнера, который давно понял, к чему придет Opera после его ухода из компании. Естественно, в первую очередь мы пытаемся как можно скорее вернуть пользователям те «оперные» функции, которые были утрачены вместе с отказом от движка Presto разработчиков Opera, но, соблюдая хорошую традицию, мы стараемся идти в ногу со временем и добавляем новые функции, ранее не существовавшие в браузерах. Пока это не очень заметные новшества, но у нас большие планы.

Браузер Vivaldi — наследник традиций «классической» Opera
Браузер Vivaldi — наследник традиций «классической» Opera

От современного варианта браузера Opera нас отличает главное: мы создаем браузер для пользователей и опираясь на запросы пользователей, также активно вовлекая их в собственно процесс разработки. Пример «классического» периода Opera показал, что только таким образом можно создать действительно популярный, качественный продукт. Наша цель — не деньги, а браузер.

Иногда меня спрашивают, почему Vivaldi в таком случае не распространяется под свободной лицензией. Ответ прост: проприетарность Vivaldi обусловлена самим процессом разработки. При разработке свободного продукта роль сотрудников компании зачастую сводится к управлению многочисленными правками, присылаемыми сторонними программистами, при этом собственно на творчество времени не остается. Было бы неразумно отказываться от потенциала своих разработчиков, заставляя их собирать конечный продукт по кусочкам из чужого кода. При этом те изменения, что мы вносим в код Chromium, на котором основан наш браузер, мы возвращаем в сообщество под той же свободной лицензией.

 

Что до планов монетизации, то они уже реализуются. В частности, в русскоязычной версии браузера уже есть партнерские ссылки Яндекса, OZON.ru, AliExpress, от нескольких игровых проектов. Пока, естественно, доходы небольшие, но с ростом числа пользователей будет расти и прибыль.

Сегодня в компании работает 35 человек, треть из них — бывшие сотрудники Opera Software. У нас три офиса — в Норвегии, в Исландии и в США. Практически вся команда подбиралась лично Йоном — он пригласил в компанию тех людей, опыт и квалификацию которых знал лично. В целом коллектив очень профессиональный, что подтверждается и результатами работы за прошлый год. Даже с такой немногочисленной командой мы смогли сделать гораздо больше, чем когда-то делала за год компания Opera Software, насчитывавшая несколько сотен сотрудников.

Также мы пытаемся сохранить ту «семейную» атмосферу, что была в компании Opera когда-то. Коллектив очень дружный, часто мы собираемся все вместе в одном из офисов, летом — даже с семьями, проводим вместе не только рабочие дни, но и выходные, выезжая на природу, которая в той же Исландии уникальна. Также исландские коллеги «заразили» меня зимним плаванием в океане и в феврале я установил своеобразный личный рекорд: поплавал несколько раз в воде с температурой минус 2°. Ощущения незабываемые.

 

Малочисленность сотрудников накладывает свой отпечаток на распределение обязанностей. В частности, я сейчас отвечаю за маркетинг в России и СНГ, одновременно занимаюсь партнерствами с различными компаниями, также на мне процесс управления локализацией браузера (наша команда добровольных переводчиков насчитывает сегодня около 200 человек из 35 стран), ну и работу с сообществом пользователей тоже никто не отменял, причем не только с российским, но и из других стран. Могу сказать, что с первого дня существования браузера русскоязычная аудитория — самая многочисленная. Естественно, как и любой сотрудник компании Vivaldi Technologies, я тестирую новые сборки, отправляю баг-репорты, предлагаю идеи об улучшении браузера.

Ближайшее будущее браузера Vivaldi — выпуск первой стабильной версии. Именно на это нацелена команда сегодня. А дальше — продолжение разработки без снижения темпов. Очень многое еще в планах, как из «старых» функций, так и из новых. Если говорить о рыночной доле, то пока прогнозы делать рано. Наша главная цель — делать браузер, который подойдёт и начинающим, и опытным пользователям. Поэтому мы и дальше будем работать в тесном сотрудничестве с теми, кому Vivaldi пришелся по вкусу. Мы уверены, что только таким образом можно создавать действительно хороший браузер, способный предоставить пользователям максимум возможностей по работе в сети.

Конкурировать с гигантами индустрии сложно, но можно: опыт «классической» Оперы тому подтверждение. Главное — быть честными со своими пользователями. И мы уверены, что сможем оставаться такими все время.

2 комментария

  1. Аватар

    kingston

    25.03.2016 в 15:41

    Зачем ставить статью в раздел «для подписчиков», если эта статья является просто повествованием, историей!?

    • Аватар

      jite

      30.03.2016 в 23:47

      Наверное потому что она про популярный браузер, потенциально заинтересует широкий круг людей. Ее начало выставляют для всеобщего доступа и получается отличная удочка-стимул для оформления подписки. По крайней мере я ее таким вот образом и прочитал.

Оставить мнение